Новый стиль драмы делается в Новосибирске

10 декабря в Доме актера организатор регионального (по сути — российского) конкурса драматургов «Новый стиль» Виктория Холодова объявила имена победителей.

В течение трех последующих дней лауреаты «Нового стиля» посещали творческую лабораторию драматургов, в которую плавно перетек конкурс.
— Здравствуйте. Меня зовут Катя Галямова. Я — начинающий драматург местного разлива. Работаю на радиостанции «Эхо Москвы». По специальности — художник–дизайнер. Что меня сюда потянуло — не знаю.
— Здравствуйте. Меня зовут Виктор Рыжаков. Преподаю курс режиссуры в Школе–студии МХАТ. Являюсь директором театрального фестиваля «Пять вечеров». Интересуюсь новой драмой...
Так по–скромному знакомились участники лаборатории. В одном кругу сидели состоявшиеся деятели и молодежь, артисты театра «Красный факел» и журналисты. Самую многочисленную диаспору составляли авторы пьес. Года два назад, когда в театрах твердили о кризисе современной драматургии, многие из них и не подозревали, что смогут написать что–нибудь вполне приличное. Конкурс спровоцировал всплеск активности в среде пишущих и думающих людей.
В первом конкурсе новосибирских драматургов, который состоялся в прошлом году, участвовало всего 15 человек. Катя Галямова никогда до этого не писала пьес, а Валерий Стефаниев складывал их в стол. Борис Гринберг публиковал и романы, и стихи, и палиндромы, но первую в жизни пьесу написал для конкурса. И никто из них не ожидал, что так скоро их драматургические опыты будут не только прочитаны, но и воплощены на сцене. В рамках фестиваля независимых театров «Другая Сибирь» новосибирские режиссеры поставили их на экспериментальных площадках города.
Второй конкурс стал региональным и получил уже 120 пьес (40 из них прислали новосибирцы). Его статус подтверждается участием опытных авторов. Жюри отметило Игоря Муренко, Валерия Стефаниева, Романа Ногу, Вадима Цина, Александра Бергельсона, Катю Галямову. Не осталась незамеченной образовавшаяся благодаря конкурсу династия Гринбергов. Борис Гринберг втянул в сочинительство 16–летнего сына Леву, победившего в номинации «Дебют».
Домашним заданием участников лаборатории было оперативное создание мини–пьесы. Назвался драматургом — пиши не только по вдохновению. Самые интересные опыты были прочитаны вслух и путем жеребьевки среди профессиональных режиссеров приняты к работе. Она происходила здесь и сейчас, на глазах изумленной публики. Назвать получившийся продукт спектаклями — значит сильно преувеличить. Но ни режиссеры, ни артисты не собирались преувеличивать. За три дня возможно было успеть лишь приступить к поиску. Но цель этой затеи оправдывала средства. Как сказала Виктория Холодова, «произошла попытка установления новых видов партнерства между драматургами и режиссерами. Им становится более понятна логика друг друга, когда спектакль делается совместно». Виктор Рыжаков добавил: «Мне как режиссеру нужны соавторы спектакля — не просто люди заинтересованные, а те, кто творит наравне со мной».
«Давайте договоримся, что мы исходим из того, что ставим гениальную пьесу: ни убавить, ни прибавить», — так начал показ режиссер из Швеции Александр Нордштрем. Его коллега Семен Верхградский поступил прямо противоположно: «Ты — знаменитый актер; знаешь, что все драматурги — бездари, а режиссеры — козлы, как говорил один народный артист. Но ты обязан сделать из пьесы конфетку». Москвичка Галина Синькина сочла необходимым напомнить аудитории азы режиссуры, а затем предложила актерам отложить текст пьесы и поимпровизировать на тему говорящего таракана и его хозяина. А Виктор Рыжаков оказался еще и гениальным интриганом. Он прочитал залу пьесу, «присланную инкогнито», предварительно усадив на всеобщее обозрение шестерых актеров, активно эту пьесу переживающих и готовых ее сыграть. После чтения Рыжаков выставил актеров из зала и втянул собеседников в страстную дискуссию о распределении ролей. Когда настроение общества достигло наивысшего накала, этот хитрый человек объявил игру (интригу) законченной. Ощущение незавершенности томило собравшихся. «Ну и хорошо, — резюмировал дирижер Вячеслав Прасолов, благодаря лаборатории пробующий себя в качестве артиста. — Такой ход создает ощущение, что лаборатория не закончилась».
Критик «Российской газеты» Алена Карась отметила, что на лаборатории мы увидели совсем незнакомый, необычный театр. Это объяснимо: все участники находились в ситуации поиска и сотворчества. Грустный момент был всего один: когда оказалось, что пора расставаться. Но будет и третий конкурс драматургов, и последующее за ним общение. «Давайте назовем наш конкурс именем Треплева», — предложил кто–то. Но тут же получил возражение: «И чем тогда это закончится?»

Яна КОЛЕСИНСКАЯ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.