Гюстав Эйфель помог человечеству подрасти

Заслуженному строителю Французской республики Гюставу Эйфелю стукнуло ровно 170 лет.

Довольно странно, но вплоть до конца девятнадцатого столетия самыми высокими сооружениями мира оставались египетские пирамиды, созданные четыре с половиной тысячелетия назад. Гигантские европейские католические соборы в стиле готики и барокко немного не дотягивали до фараоновых вершин. Потом американцы обелиск Вашингтону вытянули аж до 169 метров. И внезапно французский инженер Гюстав Эйфель дал возможность человечеству подрасти сразу вдвое. За эту идею его сначала объявили вандалом и сумасшедшим, а затем принялись восторгаться. И восторгаются до сих пор. Уже целой планетой.
В детстве Гюстав не проявлял гениальных способностей и мало отличался от сверстников. После школы он поступил в Колледж искусств и ремесел, где специализировался на работе с металлом. Эйфель обладал отличным вкусом и мог бы стать скульптором или художником, но выбрал другой путь. Он начал строить мосты. Эйфель, настоящий певец стальных конструкций, облекал прекрасную Францию в романтические кружева своих железных арок. Он всем своим существом ощущал приход нового технологического века — века стали, электричества и двигателей внутреннего сгорания. Эйфель никогда не был свободным художником, ожидающим вдохновения. Все, что делал, он делал не столько для славы, сколько для заработка. Так, в 1865 году Эйфель сконструировал здание парижского универмага «О–бон марше» («Славная сделка»), который стал первым в мире универсальным магазином.
Строительство знаменитой 300–метровой башни, известной всему миру, началось 26 января 1887 года и велось небывалыми темпами, ибо до начала парижской Всемирной выставки у Эйфеля оставалось совсем немного времени. Учитывая то, что число рабочих на площадке не должно было превышать 250 человек, ему потребовалось лишь полгода для укладки фундамента и 20 месяцев для возведения самой конструкции. Все элементы для нее были изготовлены на предприятии самого проектировщика в Леваллуа–Перре. Предсказания одного математика, что сооружение на 220–м метре высоты непременно развалится, бесславно рухнули. Эйфель стал триумфатором. «В этом колоссе присутствуют некая притягательная сила и внутреннее очарование, не вписывающееся в привычные концепции искусства», — заявлял он. За исключением небольшой группы деятелей искусства, среди которых сверкали такие имена, как Ги де Мопассан, Александр Дюма–сын, Шарль Гуно, печатавших протесты против «уродливого скелета», публика с восторгом встретила открытие необыкновенного сооружения. И когда прошел небольшой срок аренды на участок под башню, о ее разборе не стали и заикаться. Напротив, башня стала работать: на ней были установлены лифты, метеорологическая станция, физическая лаборатория, телеграф, а потом и радиостанция, с помощью которой во время Первой мировой войны удалось поймать знаменитую шпионку Мату Хари.
Интересно, что для привлечения недостающих средств для строительства знаменитой башни Эйфель создал акционерное общество с капиталом в пять миллионов франков, из которых половину составили личные средства самого небедного Эйфеля. Башня обошлась в восемь миллионов. Однако все расходы окупились за один только период работы выставки, когда чудо–башню посетило два миллиона человек. Но последующий эйфелев бизнес не был таким успешным.
Инженера попросили заняться строительством канала через Панамский перешеек. Были собраны огромные средства, но большая часть их пошла не на строительство, а на взятки чиновникам. Тысячи мелких держателей акций разорились. Почему–то виноватым оказался Эйфель, хотя никакого отношения к финансовым махинациям он не имел. По приговору суда архитектор получил два года тюрьмы, о чем во Франции вспоминают с неохотой. Эйфель умер глубоким стариком в 1923 году, находясь на вершине славы и всего два года не дожив до, возможно, главнейшего события в истории своего творения — трансляции с нее первой телевизионной передачи.

После недавней реконструкции вес башни уменьшился примерно на 1350 тонн. Ныне она выкрашена в бронзовый цвет и очень красиво иллюминирована, сияя вечерами над кварталами несравненного Парижа. Для ее покраски необходимо 60 тонн краски. Бригада в 25 маляров–верхолазов тратит на такую работу примерно год. Следующий период покраски, а заодно и профилактический осмотр планируются на 2003 — 2004 годы. Примерно к этому же времени Эйфелева башня ожидает своего двухсотмиллионного посетителя.

Алексей ТЕПЛЯКОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.