Область готовит законодательные путы для гласности...

Конец прошлого года был ознаменован очередным приступом законодательной чесотки у региональной власти. На этот раз под руку попали средства массовой информации и проблемы свободы слова. Как у нас дела обстоят с гласностью на федеральном уровне, мы знаем. Слава богу, не слепые и не глухие...

Кое–кто из бывших диссидентов по старой памяти наладил радиоприемники и уже ловит «Свободу». Благо до «глушилок» дело еще не дошло... Так что вместе с молодой порослью социально активных граждан из «Единой России» мы твердо можем сказать забугорным правозащитникам, что со свободой слова в России «все путем»!..
И вот теперь волна административной кампании «борьбы за гласность» докатилась и до местных чиновников. Первым делом в порядке самокритики и укрепления связей с общественностью журналистам был перекрыт доступ на заседания президиума обладминистрации. Своеобразный «демократизм» и политический опыт нашего губернатора сказались в том, что доступ перекрыли всем без исключения. Виталий Муха действовал в таких случаях более грубо — одних демонстративно пускал, а других столь же демонстративно отпинывал. Потом на выборах ему это припомнили...
Вторым этапом «борьбы за гласность» стало закрытие вещания радиостанций «Эхо Москвы» и «Наше Радио» в Новосибирске. Справедливости ради надо добавить, что местные власти тут не при делах. «Эхо Москвы» прекратило вещание в целом ряде других российских городов по причине... низкого рейтинга у радиослушателей!
Однако самое интересное и самое лакомое чиновники приберегли на 2003 год. Предполагается, что в этом году будет принят областной закон о СМИ, который, по образному выражению руководителя департамента по взаимодействию с этими самыми СМИ Юрия Коробченко, станет «мерилом для местных журналистов». Чтобы, понимаешь, не забывали, что они являются «не только информационным, но и идеологическим инструментом»...
Идею принятия закона одобрил и председатель Фонда защиты гласности Алексей Симонов. Он появился в нашем городе с проектом создания региональной палаты по информационным спорам в Сибирском федеральном округе. Администрации полпредов и без того обросли кучей всевозможных советов и комиссий, деятельность которых имеет сомнительные законные основания, а ответственности за результаты своей деятельности они не несут никакой. Во всяком случае, до тех пор, пока институт полпредов не будет наконец прописан в Конституции. Так что одной ненужной структурой при аппарате Драчевского больше, одной меньше — принципиальной разницы нет...
Но пока суть да дело, Виктор Толоконский не упустил случая привлечь руководителя фонда с таким удачным названием к реализации собственных планов. Он попросил его организовать серию семинаров и круглых столов для местных СМИ, в ходе которых они приняли бы участие в выработке закона. Чтоб, значит, вязали себя своими же руками... Кто бы сомневался, что наш губернатор — голова, да еще какая!..
Скажу коротко и по существу: лично я против каких бы то ни было местных законов о СМИ. Существует федеральный закон, и его более чем достаточно. Если кто–то на местном уровне (к примеру, те же чиновники обладминистрации) нарушают закон — вопрос должен решаться в суде. Если областной закон будет простым пересказом федерального, то он никому не нужен; если же его напичкают бюрократическими удавками и крючками, то он безусловно вреден. Вряд ли найдется хоть один такой наивный журналист, который поверит в то, что наш губернатор так уж печется о свободе слова и защите конституционного права граждан на объективную информацию. Одно дело — спеть песенку на профессиональном празднике независимой прессы или поднять тост за четвертую власть, и совсем другое — пустить, что называется, козла в огород...
Из всех пореформенных администраций, считая с 1991 года, администрация Виктора Толоконского — одна из самых закрытых для прессы, так же как и сам губернатор. Уровень ее закрытости примерно такой же, как при Виталии Мухе. Но последний действовал чересчур прямолинейно, в духе традиций директора соцпредприятия и первого секретаря обкома. Самым же открытым из новосибирских губернаторов — я думаю, тут со мной согласятся коллеги–журналисты — был Иван Индинок...
Зачем окружению Толоконского вообще понадобилось поднимать вопрос об областном законе о СМИ — достаточно очевидно. Во–первых, губернатор перехватит инициативу у возможных противников и прослывет главным защитником гласности. А во–вторых, под шумок дискуссий о свободе слова чиновники постараются хоть немного придушить эту самую свободу.
До сих пор Новосибирская область была одним из самых благополучных в этом отношении регионов страны (тьфу–тьфу– тьфу и еще три раза по дереву). Но боюсь, что после того, как местная власть возьмется что–нибудь регулировать в вопросах гласности и свободы слова, нам, журналистам, несдобровать!..

Игорь ЛИХОМАНОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.