Копенгагенский маршрут

Предсказуемое развитие получает взбудоражившая наш город тема с похищением двухлетнего мальчика по имени Леонтий и злодейским убийством его матери Яны Сорокиной. Отец мальчика — Михаил Белозерский — убыл вместе с сыном в благополучную сытую Данию, мотивируя через посредников свой отъезд тем, что якобы не рассчитывает на объективное расследование уголовного дела по названным фактам.

Уголовное дело по факту похищения Леонтия возбудилось в Центральной райпрокуратуре воскресным вечером, в чем иные СМИ усмотрели личный мотив — знакомство прокурора Юрия Кондратьева с дедом мальчика Олегом Сорокиным. К слову, последний и сделал заявление о похищении, представив обстоятельства таким образом, будто в подъезде собственного дома неизвестные накинули на них с супругой какую–то тряпку, а мальчика схватили и увезли прочь на быстром авто. Стоило только прессе озвучить их версию, как тут же другая пресса откликнулась другой версией, будто никакого похищения с группой похитителей не было, а был один любящий папа, который просто взял сына во исполнение судебного решения, но старики на него накинулись, и он вынужден был ретироваться, дабы сына не задели.
Правдоподобность такой версии усугублял такой напор подачи, как будто за нее неплохо заплатили. А параллельно выдвигалась версия бесследного исчезновения матери Леонтия: мол, Яну Сорокину могли похитить враги ее отца (того же самого деда Леонтия) из–за его бизнеса. Но месяц назад в Кировском районе отыскался скелетированный труп Яны Олеговны со связанными руками, заклеенным ртом и двумя ранениями головы. После чего столь уверенно впаривать обществу мысли насчет недопустимости допросов Михаила Белозерского в Новосибирске никакая пресса ни за какую плату, казалось бы, уже не могла. Тем не менее ранее показывавшее свою правдивость электронное издание ПолитСибРу без тени сомнения заявило, что знает «точные обстоятельства инцидента с двухлетним Леонтием» (откуда бы — за углом стояли, что ли?!). И снова рассказало несколько устаревшую (в свете обнаружения трупа матери) версию забирания любящим папой своего сына в соответствии с законом.
Интересно, что в деталях (в мелочах) их рассказ расходится с прежними рассказами той же версии в другом исполнении. Более того, «точно знающее» ситуацию издание умудряется в одном тексте прямо противоречить самому себе. Например, утверждая, будто на момент исчезновения Яны Сорокиной ее отношения с Михаилом Белозерским стабилизировались, будто они собирались снова жить вместе и поселились на ВАСХНИЛе, тут же выдали, что после исчезновения Яны Михаил не сразу пришел к выводу о ее похищении — думал, «что Сорокины скрывают дочь, чтобы забрать ребенка и ограничить ее общение с мужем». И что тогда же суд выдал Белозерскому исполнительный лист на возвращение ребенка. В эту информацию вложен смысл, будто «возвращение» касалось не Яны, а ее отца, который забрал внука в здании УВД после возбуждения уголовного дела об убийстве дочери. Но Яна исчезла 10 января, а дело возбудили через две недели. Исполнительный же лист выдали 21 января, то есть за три–четыре дня до того, как дедушка мог забрать ребенка.
Не зря говорят, что маленькая ложь рождает большое недоверие. Как верить тому, кто явно путается в простых числах и очевидных фактах? И кто тем самым показывает свои цели и задачи вместе с неспособностью их толково достигать и выполнять. Словом, такого рода услугами свободная от предрассудков пресса, пожалуй, лишь затрудняет положение г–на Белозерского и его адвокатов. Отъезд же этого г–на с сыном в Данию ПолитСибРу объясняет сомнениями насчет объективности следствия, служебной необходимостью да еще и опасениями адвоката за него и сына (пока убийцы Яны гуляют на свободе).

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.