Великий ас Александр Покрышкин

Александр Покрышкин (1913 — 1985) — самый именитый из наших земляков. Именно ему принадлежит национальный рекорд по количеству сбитых вражеских самолетов.

Именно Покрышкин в августе 1944–го первым получил третью золотую звезду Героя Советского Союза (маршал Жуков и истребитель Иван Кожедуб удостоились третьей звезды только летом следующего года). Он — бывший кровельщик и слесарь — стал маршалом авиации, ему поставлен памятник. Но только несколько лет назад в архиве легендарного летчика обнаружились записи, которые позволяют по–иному взглянуть на заслуги Покрышкина. Оказывается, в течение десятилетий истинное количество сбитых им фашистских самолетов сильно преуменьшалось.
Причин тому было несколько. Во–первых, факт падения каждого сбитого самолета противника нужно было подтверждать сообщениями наземных наблюдателей. Таким образом, все машины, уничтоженные за линией фронта, в статистику советских пилотов–истребителей не попадали по определению. Во–вторых, среди наших асов существовал обычай записывать многие сбитые самолеты на счет младших коллег, чтобы те могли побыстрее получить ордена и новые звания. Наконец, в 41–м году летная часть Покрышкина при отступлении была вынуждена уничтожить все документы, и более десятка побед сибирского героя остались только в его памяти и личных записях. Прославленный летчик после войны не стал доказывать свое первенство и удовлетворился записанными на его счет 59 самолетами врага. У Кожедуба их было, как известно, 62. Сегодня можно сказать, что Покрышкин уничтожил 94 самолета, 19 — подбил (часть их, без сомнения, не смогла дотянуть до аэродрома или была добита другими летчиками), а три — уничтожил на земле.
Покрышкин расправлялся в первую очередь с истребителями врага — самыми трудными и опасными целями. Бывало, что он втроем дрался с восемнадцатью противниками. Сибирский ас сбил три «фокке–вульфа», 36 «мессеров», еще семь подбил, а два сжег на аэродромах. Легких бомбардировщиков им уничтожено 33, тяжелых — 18. На более мелкие цели он отвлекался редко, сбив один легкий разведывательный самолет и четыре транспортника. Для полной правды следует сказать, что свой боевой счет он начал 22 июня 1941 года с того, что сбил наш легкий двухместный бомбардировщик Су–2, который был по глупости командования настолько засекречен, что ни один советский истребитель не знал его силуэта. А лозунг всякого боевого летчика неоригинален: «Видишь незнакомый самолет — принимай его за противника».
Ему мешали летать — в 41–м объявили паникером, когда он доложил об огромной немецкой танковой колонне, двигавшейся к Николаеву; в результате город был захвачен с ходу. В 1942 году Покрышкин из–за конфликта с хамоватым командиром полка чуть не загремел в штрафбат с формулировкой «за нарушение наставлений и инструкций по действию истребителей, а также подрыв авторитета командира». Когда он стал трижды Героем, Покрышкина старались как можно реже выпускать в воздух, в результате чего за 1944 — 1945 годы он смог записать на свой счет только восемь целей.
Рузвельт был прав, назвав Покрышкина самым выдающимся асом Второй мировой войны. Сейчас можно часто услышать, что несколько нацистских пилотов имели на своем счету от 200 до 300 побед, а Эрих Хартман (которого советские летчики сбивали около десяти раз) свалил аж 352 машины. Но следует учесть, что если советским пилотам начальство не доверяло, то немецкие списки воздушных побед составлялись исключительно со слов самих асов, которые нередко сильно завышали количество сбитых ими самолетов (к тому же нередко подсчет велся по количеству моторов сбитых машин). В письмах того же Хартмана к невесте упоминается около двухсот сбитых самолетов, и это количество гораздо ближе к истине. Наши истребители действовали в группе и раскидывали уничтоженные цели на всех. Покрышкин и другие выдающиеся советские летчики брали на себя самые трудные и опасные задачи, уничтожая в первую очередь истребителей–лидеров. Они стремились атаковать бомбардировщики до начала бомбометания, отгоняли истребителей от своих ведомых, а немцы старались напасть сзади на уже отбомбившиеся наши и союзные самолеты. В люфтваффе был создан культ асов–охотников, которых, напротив, подводили к легким целям и позволяли добивать поврежденные машины. Учитывая, что в авариях немцы расколотили за войну более 40 тысяч самолетов — почти столько же, сколько наши летчики, — говорить о заметном превосходстве боевой подготовки гитлеровских пилотов нет оснований.
...Александр Покрышкин не стыдился памятника себе, но в Новосибирск приезжал редко. Он помнил обиду — вскоре после войны приехавшего в родной город героя отказались поселить в гостинице. Будущий маршал прижился в Москве, где и умер в 1985 году, но тем, что он сибиряк, гордился всегда.

Алексей ТЕПЛЯКОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.