Игра в карты не самая опасная


На вопросы отвечает доктор медицинских наук, заведующий кафедрой психотерапии и психологического консультирования, главный психотерапевт области Владимир ЗАВЬЯЛОВ.
— Увлечение азартными играми, как свидетельствует литература, приводит иногда к сумасшествию. Не является ли такого рода азарт уже с самого начала свидетельством нарушения психики или это все–таки порок?
— Увлечение азартными играми — это форма аддиктивного поведения, которое раньше считалось пороком, а сейчас психиатры причисляют его к расстройствам психики и поведения.
— Насколько распространено это расстройство? Есть ли у него половые и возрастные детерминанты?
— Число гемблеров (игроков) прогрессирующе растет, их становится все больше и больше. Сегодня пагубной страсти подвергаются и старики, и дети. Пока среди гемблеров больше мужчин. Женщины преимущественно находятся при семье, при деле, и это исключает для них возможность играть в азартные игры. Да и кто из мужчин поведет свою любимую играть, даст ей на это деньги? Я таких не знаю. Правда, с каждым днем число экономически независимых женщин резко увеличивается, плюс ко всему прекрасный пол все больше сейчас принимает и перенимает психологию мужчин. Поэтому не исключено, что женщин–гемблеров в скором времени будет не меньше.
— Все знают, что казино и другие игровые услуги созданы, чтобы выигрывать у своих потребителей. Есть ли у них специальная методика по заманиванию в свои сети? Опасны ли они для всех или только для отдельных лиц?
— Все люди азартны в той или иной степени. Всех можно при определенных условиях вовлечь. Посмотрите на все эти игровые помещения. В них во всех искусственное освещение. Входишь туда, и в другой мир попадаешь. Весь стиль, интерьер производит впечатление, которое, по моему мнению, сходно с тем, что оказывает просмотр фильма в кинотеатре. После встречи с прекрасным выходишь и понимаешь, что вот только что кипела жизнь, а сейчас все обычно, мир сер, свет кажется неестественным. Первые несколько часов все очень скучно. Встреча с пиковой дамой еще страшнее, чем посещение мира грез. Там человек находится не час и не два, а начинает проводить большую часть своей жизни. Поэтому у этих людей еще больше нарушается связь с жизнью, окружающая действительность для них становится пресной. Все мысли сосредотачиваются на игре, и возникают разного рода иллюзии, напоминающие бред. Кроме того, переживания за игрой максимально концентрируются по времени. Нормальный человек, живущий реальностью, намечает себе цель, так сказать выигрыш, и идет к ней на протяжении долгого периода жизни. Зато когда он ее достигает, он получает реальное удовлетворение, радость. Но получить Нобелевскую премию, создать собственный концерн может далеко не каждый. Не хватает терпения и знаний. А за столом все обозримо, протяни руку, поставь на правильный цвет — и ты выиграешь. Это сгущение времени очень сильно влияет на людей. Действует как гипноз.
— Можно ли защитить себя от пагубной страсти? Какие индивидуальные меры профилактики вы можете предложить?
— Масса людей развлекается играми. Например, в Лас–Вегас постоянно стекаются миллионы людей, но большая их часть заранее планирует ту сумму, которую можно проиграть, потратить. Это мудрые зрелые престарелые американцы. Выиграть невозможно, и они это знают. Вот это нормальное поведение. И такую реалистическую установку необходимо выработать каждому. Кроме того, общество также не должно оставлять эту проблему без внимания. Ведь нашим устроителям игр намного легче вовлекать свои жертвы, чем их западным коллегам. В основной своей массе все игрища у нас в стране подпольные. А ведь, как я уже говорил, вовлечь в пучину пагубной страсти дело нехитрое. Рисковое поведение глубоко внутри человека. Жизнь — сама по себе риск. Ведь сейчас стало так, что мимо «лохотронщиков» иногда просто так не пройдешь, заставляют, насильно втягивают. Если человек уходит от «трона лоха», его оскорбляют, поперек дороги становятся. Суть грабежа скрывают игрой. Поэтому такие игры вообще надо обходить, как можно дальше.
Игра — очень древнее изобретение. Игры бывают разными. В Древней Руси существовало более 600 общественных игр (лапта и так далее). Человек развивается в игре. Не играют только слабоумные. Есть даже мнение, что тот, кто больше играет, дольше живет. Но ни в коем случае нельзя это относить к азартным играм типа карт, казино, бильярда. Все любят играть, все прошли через стадию игровой деятельности. Играть в широком смысле — это поддерживать в себе молодость. Элемент игры человек сообразительный найдет всегда и везде. Надо только с юмором смотреть на мир и не ставить на пьедестал своей жизни выигрыш.
— Какая азартная игра наиболее опасна?
— Скачки самая опасная. Здесь очень много психологических зацепов.
— Чем отличается гемблер от обычного человека?
— Это человек, либо не понимающий существующей реальности, либо с ней конфликтующий, либо разочарованный в ней. Это бессильный перед жизнью человек. Отсутствие базы внутри человека наделяет его тревожностью. Гемблеры всегда неспокойны. У них изможденный вид. В определенном смысле это верующие люди. Вспомнить хотя бы Германна из «Пиковой дамы». Они верят в магию цифр и очень близки к оккультизму. Это вечные юнцы, ювенильные личности. Зрелый человек больше дорожит невинными играми и не опускается до детского уровня. Что делает взрослый человек, если проигрывает? Он думает, где достать деньги, чтобы вернуть долг, какой у него доход, сколько ему надо работать, чтобы рассчитаться. У патологического же гемблера при проигрыше моментально появляется сумасшедшая мысль, что надо где–то занять и на этот уж раз точно схватить удачу за хвост.
— Есть ли какой–нибудь предел? Может ли неудачный игрок остановиться, если проиграно почти все?
— В игре нет неудач. В игре и проигрыш, и выигрыш — удача. Проигрыш возбуждает еще сильнее. А цель игры — возбуждение. Даже если теряется все — семья, жилье, работа. Это отнюдь не катастрофа для патологических игроков. Единственное, что может расстроить патологического гемблера, вызвать у него депрессию, — это лишение его возможности играть. Тогда у него отмечается такой же симптом отмены, как и у наркоманов.
— Врачи могут помочь человеку справиться со своим недугом?
— Считается, что это одна из самых трудных проблем психиатрии. Все остальное более–менее, худо–бедно врачи лечить научились —неврозы, истерию; учатся лечить психозы. Еще одна трудность: патологические гемблеры очень редко идут лечиться. У них нет ощущения, что это болезнь. Они считают, что это просто страстная жизнь.

Светлана ПИМЕНОВА

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.