Создатель ноосферы мечтал о диктатуре. Учёных

Исполняется 140 лет великому ученому Владимиру Вернадскому.
«Гангрена охранок и ГПУ... морально разлагающая и многое губящая, (но)... часть работы заключенных государственно нужна. Я думаю, вопрос о цензуре мысли и жестокости и несправедливости полицейских сил — основной для длительного прогресса. И думаю, что он может быть разрешен без переворотов». Из письма к сыну в 1936 году.

Если когда–нибудь на русских деньгах появятся портреты лучших людей отечества, то Вернадский может рассчитывать не на самую мелкую купюру. Он признан крупнейшим русским ученым ХХ века. Его цитируют наши президенты. Его именем названы проспекты, университеты и станция столичного метро. И по заслугам. Не каждому исследователю удается основать сразу несколько наук. Благодаря Вернадскому в самостоятельные дисциплины оформились геохимия, биогеохимия, радиогеология и учение о биосфере. Без него не было бы современной экологии. Прекрасно сочетавший науку с практикой, Вернадский основал радиевый институт, изучал вечную мерзлоту и редкие элементы, выдвинул идею превращения биосферы под воздействием человеческой мысли в ноосферу — сферу разума. И все это во времена, которые истребляли носителей разума без всякой пощады.
В юности он приятельствовал с талантливым зоологом–террористом Александром Ульяновым и сочувствовал народникам. Став известным ученым, выступал против одиозных проявлений самодержавной тупости. Потом всю жизнь создавал образ ушедшего в свои высокоумные занятия ученого, максимально далекого от любой злобы дня. Ненавидел большевиков (сначала эмигрировал, но не смог хорошо устроиться в Европе и в 1926 году почетно возвратился), но принимал их за неизбежное зло и пытался использовать в своих целях. Смело заступался за арестованных ученых. Власти в свою очередь пытались использовать светило науки для популяризации своей политики и создавали ему режим наибольшего благоприятствования. Сам Вернадский подчеркивал: «Я хочу и могу жить в России только будучи поставленным в особое положение и пока это имею». Госбезопасность окружила его кольцом осведомителей и отводила ему в течение всех тридцатых годов руководящую роль во всевозможных мифических антиправительственных заговорах. Но у сталинской верхушки хватило мозгов не позволить чекистам лишить свободы прославленного академика и дать ему спокойно умереть в своей постели в январе 45–го...
Отметим, что теоретик ноосферы не только противостоял казенному марксизму, успешно отбиваясь от периодических обвинений во вредительстве. Он был готов многое простить власти, которая объявила науку одним из приоритетов и не жалела средств на многие перспективные проекты. Давние претензии русских ученых на ведущую роль в обществе советский режим чутко уловил и умело использовал. Научная общественность купилась на иллюзию сотрудничества. Вернадский верил, что ученые смогут играть в советском обществе все большую и большую позитивную роль, исправляя ошибки власти. Он надеялся, что система постепенно одумается, придет в норму и перестанет убивать. Роль науки Вернадский ставил исключительно высоко, полагая, что ее представителям в прямом смысле будет принадлежать будущее, причем вполне тоталитарное: «Впереди время науки — царство крупных диктаторов–ученых». В 1937 году академик честно охарактеризовал положение крепко встроенной в сталинский режим Академии наук: «Переходим совсем в состав «привилегированный» в социалистическом диктаторском государстве».

Алексей ТЕПЛЯКОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.