Бобби Фишер — ребенок навсегда

Мировой шахматный чемпион 1972 — 1975 годов Роберт Фишер, которому исполняется 60 лет — единственный успех Соединенных Штатов на русском черно–белом поле.

Единственный прорыв заносчивых янки на первое место в русской игре. Но американская самоуверенность сыграла с Фишером плохую шутку. Он был уверен, что заставит играть мир по своим правилам, а когда не вышло, хлопнул дверью. И остался, как наказанный ребенок, в темной комнате. В ленивых к шахматам Штатах даже Фишер не сумел сделать царицу игр популярной. Парадокс: своего чемпиона на родине, несмотря на все скандалы, знают неважно. Поэтому Фишер предпочитает жить не в стране бейсбола–баскетбола, а в уважительной к шахматам Венгрии.
Турнир претендентов 1959 года показал, что юный Фишер — едва ли не сильнейший гроссмейстер Запада. Он уже тогда мог бы стать чемпионом мира, не сложись исторически такой феномен, как советская шахматная школа. Три года спустя на турнире в Кюрасао американскому 19–летнему гению противостояли в основном советские мастера, которые, вполне возможно, объединились в договорной игре против него. Громогласно обвинив советских гроссмейстеров в сговоре, Фишер тогда же заявил, что впредь не будет участвовать в турнирах претендентов. И его протест подействовал незамедлительно: ближайший конгресс ФИДЕ заменил вызывавшие вопросы турниры претендентов матчами, так что, начиная со следующего цикла, восьмерка претендентов определяла сильнейшего в поединках по олимпийской системе, что практически исключало возможность сговора участников.

В 1957 году шахматные издания планеты облетела сенсационная весть: чемпионом Америки стал четырнадцатилетний мальчик. То было началом блестящей и во многом беспримерной карьеры Роберта Джеймса Фишера. Завоевав Новый Свет, год спустя «мальчик из Бруклина» отправляется покорять Старый. И новая сенсация: пятнадцатилетний шахматист становится гроссмейстером и претендентом. Такого история еще не знала. Не знает, добавим, и по сей день: появились еще более юные гроссмейстеры, но связано это больше с девальвацией самого звания. И поразительный факт: множество глупейших поступков и сумасшедших высказываний позволил себе американский гроссмейстер, однако сохранил симпатии своих многочисленных поклонников.

Американец часто играл не очень стабильно, но в 1967 году на турнире в Сусе после десяти туров уверенно лидировал и был близок к победе. Но Фишер... сбежал из Суса! Главный претендент, подчиняясь извивам своей неустойчивой психики, отказался от притязаний на шахматный престол. Потом Фишер победил на турнирах в Израиле и Югославии, чтобы снова исчезнуть — на целых два года. Но весной 1970 года Фишер появляется в Европе, чтобы отныне рвать всех гроссмейстеров подряд. Впервые в истории появился мастер, способный уверенно выигрывать у сильнейших конкурентов по нескольку партий подряд независимо от цвета фигур.
Тогдашний чемпион Борис Спасский превосходство Фишера осознавал очень четко. И не было в шахматной истории другого случая, чтобы чемпион так доброжелательно относился к претенденту: Спасский неоднократно заявлял, что американец — явление в шахматах экстраординарное и непременно должен стать чемпионом мира. На старте перед советской стороной неожиданно блеснул луч надежды: по вине Фишера матч начался с опозданием, затем американец проиграл первую партию и не явился на вторую. В тот момент многие полагали, что Спасский имеет моральное право отказаться от продолжения борьбы ввиду неспортивного поведения соперника. Существовала даже вероятность, что в этом случае ФИДЕ дисквалифицирует Фишера. Но Спасский повел себя по–джентльменски, хотя проиграл 29–летнему заокеанскому честолюбцу с разгромным счетом. И огорченный Высоцкий написал одну из лучших своих песен про то, что «Фишер очень ярок...»
Главную свою сенсацию Фишер приберег под занавес: завоевав титул, к которому стремился всю жизнь, в расцвете таланта напрочь ушел из больших шахмат, подарив корону Анатолию Карпову. Возможно, ощутив собственную исключительность, Фишер попросту не мог смириться с естественной мыслью, что никому не дано оставаться самым великим вечно. И сделал вид, что ушел непобежденным. Удалось ли ему обмануть себя? Оставив большую игру, Фишер откупился от обиженной Каиссы малым: изобрел часы новой конструкции, которые теперь все активнее применяются в соревнованиях.
«Второе пришествие» Фишера состоялось ровно двадцать лет спустя. Его новый матч со Спасским вызвал огромный интерес, однако отнюдь не столько шахматный... Теперь же Фишер пропагандирует новую игру — «FischerChess» (с произвольной расстановкой шахматных фигур). Как тут не вспомнить слова Алехина о том, что «такие проекты всегда выдвигаются шахматистами, утратившими мировое первенство»?.

Алексей ТЕПЛЯКОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.