Ненавижу слово «искусство»

С началом сезона в театре «Красный факел» — обновление штата. Главным художником приглашен Олег Головко, известный по оформлению спектаклей прошлого сезона «Лес» и «Детектор лжи». Сейчас он работает одновременно над тремя постановками — будущими премьерами сезона нынешнего. А сценографией спектакля «Дорогая Памела» занимался художник из Петербурга Никита Сазонов. «Многие художники старшего поколения испорчены деньгами, славой и всем, что этому сопутствует. Поэтому мы делаем ставку на молодежь», — обосновал мотивы творческого сотрудничества главный режиссер театра.

Своим видением театра и своего места в нем с читателями «НН» поделились Олег Головко и Никита Сазонов.
— Как вам новосибирский климат?
Олег: После Петербурга любой климат покажется распрекрасным. Там наша фамильная квартира, там я учился в «Репинке». Но всю жизнь живу на колесах. Мотался по свету без жены и ребенка, и вот наконец–то они рядышком. Можно в перерывах между работой воспитывать сына...
— Как влияет на творчество то, на каком этапе своего развития находится театр, в котором вам предстоит работать, какие времена он переживает?
Олег: Знаете, когда в Барнаул приехал, там была пустыня, никаких времен не было у театра — ни лучших, ни худших. Дело не в том, в каком театре ты оказался, а в личном успехе. Все зависит от спектаклей, которые еще будут. А вообще я ненавижу слова «творчество», «искусство».
— Высокий штиль не жалуете?
Олег: Эти слова глупые. Взлететь может каждый. Каждый может одержать нечаянную победу, даже обезьяна раз в 20 лет сможет сделать гениальный спектакль. Художника оценивают не по победам, а по общему уровню его профессионализма. Для профессионалов работа — не каждодневный подвиг, а, наоборот, рутина. Сначала надо овладеть ремеслом, а потом уж заниматься творчеством. Однажды в Питере я общался с одним завпостом, хвалил ему какого–то художника — мол, жутко талантлив. А он: этих талантов — как нерезаных собак! Ты мне найди грамотного технолога!
Никита: Само по себе творчество, взятое отдельно от ремесла, трудно вынести в пространство сцены. К театру это относится особенно, но не только к нему. Попробовали бы вы Рихтеру задать вопрос: где у вас ремесло, где творчество?
Олег: Вдохновение чаще приходит к дилетанту...
Никита: Настоящее вдохновение, настоящий полет может прийти только во время напряженной работы. Это очень редко бывает. А вы как думали: сидишь, попиваешь чаек — вдохновение тут как тут? Необходимо всегда поддерживать себя в форме.
— Сегодня в моде порочная точка зрения, что художнику образование не нужно. Оно навязывает ему штампы, лишает возможности выдавать оригинальные идеи.
Никита: Существует правильное выражение, что фантазия — это прежде всего знание. Идея не может рождаться из голого чувства. Идею мало придумать — надо уметь ее оформить.
Олег: Я видел десятки шикарных идей, уничтоженных неумением автора. На первом же этапе он начинает спотыкаться о собственные ноги. Забавно, когда все еще и хвалят. Но нас учили так: на протяжении шести лет все время подчеркивали наше неумение. Это казалось таким унизиловом! Но в нашей сфере деятельности очень мало качественного продукта вокруг. Трепетать можно от каждой грамотно сделанной работы, облобызать автора за это!
— Чем театр интересен художнику с точки зрения реализации идей?
Никита: Допустим, в живописи нет таких возможностей, как в театре, который позволяет синтезировать многие направления и виды искусства: классику, авангард, инсталляцию, кино, новые технологии...
Олег: ...не говоря уже об архитектуре. Половина известных театральных художников — архитекторы по образованию.
— Никита, а спектакль «Дорогая Памела» дает такие возможности?
Никита: Здесь другая задача — создать мир Памелы, атмосферу минувших лет, обстановку полуразрушенного особняка. Поиграть с пространством, светом. С самого начала мы с режиссером отталкивались от реализма. Театр интересен еще и тем, что все время ставишь перед собой разные задачи.
— Какие задачи в следующих спектаклях «Красного факела»? Чем думаете удивить?
Олег: В «Кабале святош» я использую то, чего грамотный архитектор не сделает, — неправильные пропорции. Зритель впрямую не заметит этих маленьких шалостей. Но из–за них должно возникнуть ощущение неуюта и тревоги. В «Ричарде III» стремлюсь к визуальным эффектам, применяя, например, водяной набрызг, вентиляторы. А в «NORWAY.TODAY» все внимание должно быть направлено на актеров. Поэтому здесь художнику не нужно городить какие–то сложности. Задача — как можно меньше демонстрировать себя, любимого...

Яна КОЛЕСИНСКАЯ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.