«Зажглась кровавая заря...»

Исполняется 100 лет со дня начала одной из самых неудачных войн России в ХХ веке. Столкновение Российской и Японской империй за преобладание на Дальнем Востоке обернулось большой войной, в которой были и масштабные сухопутные битвы, и грандиозные морские сражения, и осада крепостей, минная война, применение новых видов оружия и невиданные до тех пор потери.

Увы, Россия не только плохо воевала, но и сделала неправильный вывод из этой войны, пустив большие ресурсы на постройку совершенно ненужных линкоров, что обескровило армию и предопределило неудачный ход начавшейся десять лет спустя войны с Германией. Япония, окрыленная успехами, продолжила расширение в Азии и в итоге пошла на союз с нацистами, осмелившись атаковать США и Великобританию, что закончилось для нее вполне заслуженной военно–политической катастрофой.

К 100–летию русско–японской войны.

Российская империя, которая со времен Петра Великого необычайно расширилась, поглотив большую часть Польши, оттяпав у турок Крым с Бессарабией и Закавказье, а у Персии — Кавказ, присоединив казахские ханства, завоевав Туркестан и Приамурье, тем не менее жаждала новых территориальных приобретений. Слабость обширных соседей стимулировала новые воинские подвиги: у турок хотелось отобрать Константинополь и стать хозяйкой черноморских проливов, вырвать из–под японского влияния Корею, а также продолжить распиливать Китай, покушаясь на слабозаселенную тогда Маньчжурию. Россия не чуждалась и Африки, поделенной между основными европейскими государствами — сильные позиции у русских имелись в частично православной Эфиопии. Словом, простор для геополитических амбиций наличествовал. 26–летний Николай II сразу по воцарении ориентировал своих генералов на всемерное расширение империи и был очень недоволен тем, что они ничего не сделали (на 1903 год) для покорения Тибета и Персии. А те, будучи людьми с опытом не очень трудных войн за завоевание Средней Азии (их именовали «ташкентцами»), не решаясь идти на персов, с большим удовольствием поддерживали царя в его планах насчет присоединения Маньчжурии и не считали Японию за серьезного врага.

Закидаем шапками

Вот только все основные победы русской армии с 1770 по 1880 годы, которыми мы столь гордимся, были одержаны над турками, чьи вооруженные силы не были образцом военной подготовки. Легкие победы в Китае и отторжение гигантских территорий по Амуру вызвали желание быстро разобраться с Японией, которая крайне враждебно воспринимала экспансию «белого царя» все дальше на восток. А Николай II видел в японцах всего лишь «макак», которых будет несложно поставить на место. Аренда Россией в 1898 году Ляодунского полуострова, сооружение в Китае большой военно–морской базы Порт–Артур и стремление закрепить за собой Корею привели агрессивных японских генералов к мысли о военном ударе по России. Не дожидаясь, пока русские достроят крепостные сооружения в Порт– Артуре, закрепятся в Маньчжурии и обновят броненосный флот, Япония решила превентивным ударом покончить с проникновением Российской империи в зону влияния микадо. Захват Порт–Артура должен был лишить Россию ее единственного незамерзающего порта в Тихом океане и связать российский флот на период всей зимней кампании.
Русские генералы почти ничего не знали о Японии. Разведка была поставлена никудышным образом, в результате чего численность императорской армии наш генштаб определял в 200 тысяч (вместо почти трехсот), игнорируя аналогичное количество неплохо подготовленных резервистов. Хорошая квалификация японских офицеров и солдат не учитывалась, а интенсивные военные приготовления микадо не вызывали опасений: считалось, что Япония может ударить по России только в ходе большой европейской войны. А вот японцы прекрасно знали, что Россия держит на Дальнем Востоке всего лишь несколько десятков тысяч солдат. Только что построенный Транссиб уже связал центр с Дальним Востоком, но был способен пропускать первое время всего–то три пары эшелонов в сутки. С точки зрения японского командования, мощный удар по военному флоту должен был парализовать военную машину царя и вынудить его пойти на необходимые уступки. Столкнувшись с жесткой позицией русской дипломатии по корейскому вопросу, Япония в феврале 1904 года нанесла совершенно неожиданный удар по нашему броненосному флоту.

Война на море и на суше

Наши флотоводцы изначально оказались порядочными растяпами. Не особенно уступая по числу крупных кораблей врагу, они расслабились и совершенно не ждали нападения на Порт– Артур, подпустив японские миноносцы на дистанцию близкого торпедного залпа. В ночь на 9 февраля 1904 года без объявления войны японцы начали боевые действия. Огромные русские броненосцы оказались мишенями и «поймали» несколько торпед. Два броненосца и крейсер были потоплены, еще несколько — повреждены. В Корее тогда же потеряли «Варяга»: вместо того чтобы прорываться, скоростной крейсер решил защищать не имевшую военного значения канонерку «Кореец» и погиб в неравном бою, ослабив русский флот.
Успех превентивного удара был относителен. Русский флот понес серьезные потери, но сохранил боеспособность. Сухопутные войска, которыми командовал опытный и осторожный генерал Куропаткин, выбрали тактику затяжной позиционной войны, рассчитывая на нехватку ресурсов у врага. Действительно, у военной экономики Японии было короткое дыхание, и поражение России вовсе не являлось предопределенным. Но отечественный генералитет просто не был готов вести большую войну, маневрировать и наносить неожиданные контрудары, создавая преимущество на стратегических участках фронта. Боящиеся ответственности, неинициативные и шаблонные военачальники действовали бездарно. Большую роль сыграло и какое–то роковое невезение. Если бы не гибель адмирала Макарова... Если бы не тупое решение отправлять через полмира Балтийскую эскадру, перехваченную в Цусимском проливе... Если бы не досрочная сдача Порт–Артура...
Свеженазначенный энергичный адмирал Макаров пользовался огромным авторитетом и сразу стал главной фигурой среди дальневосточных военных. Но его бурная деятельность продолжалась совсем недолго. В апреле 1904 года флагманский броненосец «Петропавловск» недалеко от берега налетел на связку мин и после внутреннего взрыва затонул в течение нескольких минут на 50–метровой глубине. Эскадра в панике долгое время бестолково обстреливала окрестности, ожидая нападения японцев. Из экипажа почти никто не спасся. Из воды выловили только адмиральскую шинель... Впоследствии японский коммерсант, получивший разрешение на подводные работы, достал шесть скелетов офицеров «Петропавловска», в том числе контр–адмирала М. Моласа, которые были торжественно захоронены в Порт–Артуре. Останки Макарова и знаменитого художника–баталиста Верещагина остались лежать в океане...
Четыре месяца спустя после Макарова в морском сражении погиб его преемник Витгефт — во время боя в Желтом море тяжелый снаряд попал прямо в капитанскую рубку флагмана «Цесаревич». Смерть командующего вызвала беспорядочное отступление эскадры в Порт–Артур и привела в дальнейшем к почти полной остановке активности русского флота. Четыре дня спустя японцам удалось превосходящими силами перехватить небольшую русскую эскадру и потопить крейсер «Рюрик», завоевав господство на море. Успехами русского флота стал подрыв двух японских тяжелых броненосцев (из шести имевшихся) на искусно выставленном минном заграждении, а также перехват и уничтожение полутора десятков вражеских пароходов владивостокскими крейсерами. А с октября 1904 по май 1905 года Балтийская эскадра устаревших броненосных крейсеров шлепала к Тихому океану, по пути чуть было не вызвав войну с Англией: в темноте наши с перепугу обстреляли британских рыбаков, приняв траулеры за японские эсминцы. При Цусиме эскадра адмирала Того вдрызг разнесла флот Рожественского, пользуясь преимуществом в скорости и дальнобойности орудий. Русским не удалось потопить ни одного японского корабля. Из всей эскадры уцелели считанные крупные посудины, включая роковую для русской государственности «Аврору»...
На суше наши войска обычно имели небольшое численное преимущество, но ни разу не смогли его использовать. В 1904 году обошлось без больших поражений, но в следующем неудачи под Мукденом и Порт–Артуром предопределили печальный финал войны. Талантливый инженер Роман Кондратенко возглавлял оборону скудно защищенной порт–артурской крепости, первоначально имевшей только 116 боеготовых орудий. Именно Кондратенко превратил Порт–Артур в место гибели огромного количества японских солдат. Потери противника составили свыше 100 тысяч человек и 15 кораблей. Кондратенко применил против японцев новейшие средства борьбы: ручные гранаты, противопехотные мины, минометы, прожекторы и даже проволочные заграждения, через которые пропускался ток. Он лично указывал, где в данный момент нужно строить блиндажи, а где — установить поднятые с потопленных японских брандеров легкие пушечки. Но казематы крепости не были рассчитаны на удары огромными снарядами весом до четырех центнеров. Японские осадные орудия крушили укрепление за укреплением. 2 декабря 1904 года после прямого попадания 11–дюймового «чемодана» в форт N№2 Кондратенко и его ближайшие помощники погибли. Вскоре героическую крепость, имевшую еще немало ресурсов для обороны, трусливо сдали, отдав врагу 25 тысяч русских пленных.

Опрокинутый тыл

Российское общество встретило войну без энтузиазма. Хорошее отношение к ней высказало только сибирское крестьянство, среди которого распространились слухи о том, что после победы мужичкам дадут бесплатную землю в Маньчжурии. Идиотское решение властей расстрелять демонстрацию 9 января 1905 года спровоцировало кровавую революцию, в условиях которой продолжать боевые действия оказалось затруднительно. Благодаря стараниям графа Витте, нажиму американцев, не желавших усиления Японии и отсутствию у микадо ресурсов для продолжения войны Россия отделалась умеренными потерями: потеряв и крепость, и флот, и армию, она отдала победителям только южный Сахалин и Курилы, отказавшись от дальневосточной экспансии.
Так ожидавшаяся маленькая победоносная война обернулась уничтожением Балтийского и Тихоокеанского флотов, потерей территорий и революцией, чуть было не покончившей с династией Романовых. Ободренная победой, Япония в начале 20–х годов, вмешавшись в нашу гражданскую войну, оккупировала крупные области на русском Дальнем Востоке и убралась оттуда с великой неохотой. Только через сорок лет после цусимского позора Россия, хитренько дождавшись, когда Штаты разделяются с Японией, вступила в молниеносную победоносную войну против полумертвого исторического врага и вернула себе сахалинскую половинку, прихватив до кучи и южную часть Курил...

Алексей ТЕПЛЯКОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.