Будем лечить или пусть живёт?

В прокуратуре Новосибирской области вынесено постановление о прекращении уголовного дела №14692 по факту смерти Алексея Чепеля, в рамках которого предъявлялось обвинение 55–летней Ирине Платоновой — врачу–психиатру областного клинического психоневрологического диспансера (НОКПНД). Платонову обвинили в причинении смерти А. Чепелю по неосторожности, но освободили от наказания в связи с амнистией, а она с этим согласилась...

Продолжение. Начало смотрите в нашем предыдущем материале.

«Не дай мне, Бог, сойти с ума — уж лучше посох и сума»

Семнадцатилетний Алексей Чепель учился в высшем колледже информатики при НГУ. Готовясь к последующей университетской жизни, за хорошую учебу получал премию, был старостой группы. Любил играть в футбол, ходить на лыжах. И вдруг оказался в «дурдоме» (НОКПНД) по комиссионному решению врачей, поставивших ему диагноз «галлюциногенно–параноидальный синдром, дебют шизофрении». Парень умолял родителей не оставлять его в диспансере, говорил, что погибнет там. И вскоре вправду умер. Умер от острой кишечной непроходимости, повлекшей заметное вздутие живота. Вздутия так называемые врачи не заметили — его заметили родные Алексея, но было уже поздно. А от чего оно случилось — мнения разошлись.
Психиатры упорствовали: помощь больному оказывалась качественная. Им вторили чиновники от медицины. Их не опровергали эксперты из бюро СМЭ (судебно–медицинских экспертиз) Новосибирской области и Алтайского края, а также Российского центра СМЭ, не находившие вины психиатров в смерти пациента. Тем не менее уголовное дело возбудили через два с половиной месяца. А расследование его растянулось на три года. Родные погибшего во всем винят врачей: они препятствовали следствию, не выдавая историю болезни, давая ложные и противоречивые показания...

«Следствие окончено, забудьте»

На это можно было бы не обращать внимания, если бы не сам ход предварительного следствия с его продолжительностью. Возникает такое неловкое ощущение, будто правоохранители и не очень–то хотели настоящее дело расследовать, будто ждали, когда родным Чепеля все надоест и они отстанут. А те проявили незаурядное упорство, дойдя со своими жалобами до самого верха. И потому процессуалам словно пришлось договориться с эскулапами о том, как сделать, чтобы «и волки сыты, и овцы целы».
В результате трехлетнего расследования законники все же пришли к тому самому выводу, который изначально озвучивала мать усопшего: непроходимость у Чепеля возникла из–за того, что его пичкали нейролептиками и антидепрессантами, дающими такие вот побочные эффекты, но «эффекты» никто не отслеживал. То есть молодой человек распухал и «загибался» прямо на глазах так называемого медперсонала, но среди него не нашлось ни одного лица, каковое бы соизволило это безобразие разглядеть и принять неотложные меры. Одно из таких лиц и стало ненадолго обвиняемым, чтобы затем получить «индульгенцию» (в смысле: амнистию).
Ладно, проблему одного лица вроде как решили. И что дальше? Персонал НОКПНД получил хороший урок и теперь перестанет укокошивать по неосторожности своих пациентов? Если вы забыли, в прошлой публикации «НН» на ту же тему назывались другие имена молодых граждан РФ, крепко пострадавших при «лечении» в диспансере, — кто погиб, кто стал инвалидом... И там, что характерно, вообще никакой ответственности «лекарей», хотя там тоже были жалобы родных и близких.

«Тенденция, однако»

Как вы понимаете, в данном случае допустимо принимать меры не только уголовного характера. Есть же еще и внутренние (ведомственные) уставы (кодексы) навроде пресловутой клятвы Гиппократа (каковой морочат головы слишком впечатлительным). Под шквалом жалоб от родных жертв местной психиатрии проводились (или имитировались?) якобы компетентные проверки — они приходили к выводам, частично расходящимся с результатом вышеочерченного уголовного дела. Они же приводили к выводам, противоречащим реальной действительности.
В частности, в одном из официальных документов управления здравоохранения после такой проверки значилось: главврач НОКПНД Е. Мартьянова недостаточно готова руководить коллективом диспансера. Но прошло время расследования уголовного дела, установившего вину врача в смерти пациента, и Мартьянова вдруг логике вопреки стала достаточно готова?!.
Но не в Мартьяновой дело. Проблема в том, что наша Система в лице законников позволяет медикам творить что угодно, не неся за это практически никакой ответственности (ни по УК, ни по ГК, ни по ФЗ «О защите прав потребителей»). Как бессовестно (с осоловелыми взорами) первые выводят из–под ударов вторых, даже искажая подчас (истолковывая по–своему, как надо) выводы экспертиз, доводилось ощущать на себе и журналистам. Так что остается (и хочется) надеяться, что за этим нет стремления подтолкнуть людей к самосуду или к поискам киллеров...

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.