Приколы нашего городка

Когда Новосибирску присвоили звание «Лучший город России», неизвестный художник Юрий Артюшкин посмеялся. У него — свой Новосибирск. Совсем не такой, каким его преподносят в парадных фотоальбомах. «Мой альбом был бы интереснее», — предполагает он.

Часовня, НГАТОиБ, ГПНТБ и прочие достопримечательности мегаполиса не привлекают Артюшкина. Его фотообъектив замечает те подробности, которые не принято показывать иностранцам.
Неизвестный художник — так Артюшкин себя позиционирует. Его фотовыставка «Новосибирск глючный» открылась в галерее Chernov 1 апреля. Уверяет, что дату выбрал не он. Тем более что отношение у него к родному городу серьезное. Но, глядя на эти фотографии, люди смеются. Иные крепко задумываются. Такое и в страшном сне не приснится. «Очернитель!» — называют Артюшкина, не соглашаются с его концепцией Новосибирска. Его листы отдают сюрреализмом. Где–то маячат призраки Поля Элюара и Сальвадора Дали. Об этом художнике можно было бы сказать стихами поэта: «Я слишком реально все вижу/ Чтоб быть реалистом/ Без риска быть сброшенным вниз.../ Дай мне белый лист, чистый лист...»
Автор считает, что ничего не выдумал, краски не сгущал, а просто заснял объективную реальность. «Артюшкин сделал фоторепортаж о белых пятнах родимого города, куда до сих пор не ступала нога нормального человека. Если вы уверены, что знаете Новосибирск, то на выставке это у вас сразу же пройдет», — заявили организаторы вернисажа. Полуживые растения, ставшие обрубками тополей, обезображенные дворы, мусорные кучи составляют предмет интереса Артюшкина. Он не может пройти мимо абсурдных ситуаций, которыми полна окружающая действительность. «Коля здесь не живет!» — написано белой краской на заборе ветхого домишки. Но этого предупреждения оказалось недостаточно. Тогда под ним появилось еще одно: «Спирта нет!!!» Особое внимание неизвестного художника привлекают памятники. Вернее, то, что от них осталось. «Маленький мальчик гранату нашел», — язвит Артюшкин, глядя на обломанного уродца. Автор дает свои названия чудовищам: «Ныряющее привидение», «Памятник тазобедренному суставу», «Памятник горькому одиночеству», «Памятник неизвестному хулигану (он же скульптор)». Крупным планом предстал обезображенный Пушкин, встреченный в Заельцовском парке. «Люди по–своему заботятся о нем, — констатирует Артюшкин. — То подмажут рот помадой, то восстановят нос жвачкой». Девушка с веслом отдыхает.
«Мои фотографии — не художественные, а документальные. Люблю сосредоточиваться на мелочи, разглядывать ее, — признается певец Новосибирска. — А людей снимать не люблю. Если в кадр попадает человек, считаю этот кадр испорченным». Всего раз автор отступил от своего принципа. Как–то он вышел на улицу и увидел ползущего соседа. Тот так и не добрался до своего дома — уснул по дороге. А неподалеку устроилась его собака. Эту идиллию и заснял Артюшкин, отмевший подозрения о постановочном кадре.
Расставшись с соцреализмом, народ бросился развивать в себе неофициальный — нестандартный — взгляд на события и явления. Оригиналы в искусстве тому способствуют. В подобном русле, проложенном вдали от парадных подъездов, творят, например, новосибирские фотохудожники Михаил Сергеев или Наиль Бикбаев. Артюшкин с ними незнаком. Он никому не подражает и никого не копирует — и остается ярко выраженной индивидуальностью. Хотя специального художественного образования у него нет. Раньше Юрий Артюшкин работал радистом–метеорологом на полярной станции. Такая романтика его утомила. Пришла потребность что–то изменить. Он рассказывает, что сидел однажды на берегу алтайской реки и размышлял об абстрактных материях. Небо было синее–синее. И не должно было быть на том небе ни туч, ни облаков. Но они появились. Два белых облака, похожих на птиц, вдруг возникли в небесной лазури, как чудесное видение. Вернувшись домой, Артюшкин понял, что его призвание — неизвестный художник. Он взял фотоаппарат и отправился бродить по дворам и закоулкам. И было ему тогда 33 года.
С тех пор он снимает подноготную Новосибирска и его окрестностей. Бывает, неизвестный художник, его супруга и его друг садятся на велосипеды и уезжают подальше от цивилизации. Три пары глаз замечают детали, скрытые от других. А в обычное, свободное от поиска время глаза Артюшкина отдыхают. Он прячет их за черными, в мелкую дырочку, очками. Связь с миром у него получается односторонняя. Окружающим не дано заглянуть в зеркало его души, и среди них очень мало тех, кому Артюшкин доверяет. Впрочем, выставку, представившую коллекцию из 90 работ, можно назвать актом доверия к зрителям, которым предложено увидеть свой город в непривычном ракурсе.

Яна КОЛЕСИНСКАЯ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.