Разрушенный сустав всегда можно заменить искусственным

Что может объединять некоторые травмы, деформирующие артрозы, ревматоидные полиартриты, болезнь Бехтерева, системную красную волчанку и другие заболевания? У всех у них общая мишень — суставы. Причем если травма еще может быть легкой, то перечисленные выше заболевания легкими не бывают, они неизбежно приводят к тяжелым поражениям суставов и их разрушению. Это всегда было очень серьезной медицинской и социальной проблемой, решить которую стало возможно только теперь, с появлением современных высоких ортопедических технологий.

Рассказывает заведующий отделением эндопротезирования НИИ травматологии и ортопедии доктор медицинских наук Валерий Михайлович ПРОХОРЕНКО.
— Имплантацией крупных и мелких протезов суставов — коленных, тазобедренных, локтевых, плечевых и прочих, деформированных вследствие травм или заболеваний, занимаются ортопеды. Примерно 85 процентов всех имплантаций приходится на тазобедренный и коленный суставы, поскольку это основные суставы, обеспечивающие человеку нормальное движение. А без движения нет жизни, иногда в прямом смысле. Пожилой человек, страдающий коксартрозом или гонартрозом (деформирующим артрозом тазобедренного или коленного суставов), лишен возможности передвижения. В результате гиподинамии у него происходит нарушение функции всех органов и систем, которое больному бывает сложно перенести. Такие больные часто гибнут от пневмонии, инсульта, инфаркта и так далее. То есть, ставя вопрос о протезировании пожилых пациентов, мы тем самым говорим не просто о качестве жизни, но о жизни и смерти человека.
А вот пациентам более молодого возраста эндопротезирование необходимо для повышения качества жизни. Имплантация протезов позволяет им полностью или частично восстановить утраченную работоспособность, в полной мере самим себя обслуживать, жить так, как живут окружающие их люди. Это особенно важно для женщин, которые обычно страдают от дефекта сильнее мужчин, их переживания могут приводить к серьезным эмоциональным нарушениям, вызывать тяжелые депрессивные состояния.
Вообще эндопротезирование, в частности тазобедренного сустава, позволяет устранить сразу три проблемы: постоянную боль, ограничение движения в суставе, хромоту. Поэтому в развитых зарубежных странах эндопротезирование иногда проводится на ранних этапах развития заболевания, способствующего деформации сустава. Если прогноз болезни неутешительный (а чаще всего он именно такой и бывает), если сустав, не смотря на полноценное консервативное лечение, все равно разрушится, то лучше сразу имплантировать протез, тем самым решив проблемы, которые неизбежно возникают с течением заболевания.
К этому можно добавить и то, что раннее протезирование экономически выгодно. Консервативное лечение дорогостоящее во всем мире. Люди понимают, что выгоднее поставить протез и получить возможность полноценно трудиться, зарабатывать деньги, чем постоянно покупать дорогие лекарственные препараты.
— Валерий Михайлович, до того, как врачи стали протезировать суставы, какое лечение проводилось таким больным? Только консервативное?
— До середины прошлого века не было способов, которые могли бы ощутимо помочь больным. Хирурги, конечно, не сидели, сложа руки, но предлагали только полиативное, то есть вспомогательное лечение в виде открытого вправления вывиха, различных остеотомий (пересечения костей) и других манипуляций. Условно говоря, сустав представляет собой пест и ступу. Пест находится в ступе и свободно вращается в ней в разные стороны, обеспечивая движение конечности. Так вот, при врожденном вывихе бедра кость разъединяли и «пест» вставляли в «ступу», то есть туда, где он в норме и должен находиться. Или же саму ногу приводили в правильное положение. Но все эти манипуляции не были достаточно эффективными.
Пытались имплантировать суставы от трупов, но тоже неудачно. Сразу возникла проблема биосовместимости, решать которую нужно было с помощью иммунодепрессантов. А эти препараты можно назначать далеко не всем пациентам, тем более пожилым, да и то с непрогнозируемым эффектом.
— Появление первых эндопротезов, наверное, стало настоящей сенсацией?
— Конечно, это был серьезный прорыв в ортопедии. Все началось с того, что появились биологически инертные материалы: титан, сплав кобальта, хрома, молибдена и так далее. Эти материалы стали применять в медицине. И вот тогда поступило предложение попробовать изготовить из них искусственные суставы.
Постепенно в ортопедии сформировалось два направления: западное и советское эндопротезирование. Профессор Константин Митрофанович Сиваш создал поистине революционную для своего времени конструкцию — тотальный металлический тазобедренный эндопротез, две части которого были неразборными. А Запад пошел по другому пути. Ученый из Англии сэр Джон Чанли предложил разборный протез. В принципе, и тот и другой протезы прекрасно себя зарекомендовали, однако мы остановились в развитии на протезе Сиваша, а Запад продолжал активно разрабатывать это направление. Поэтому очень скоро зарубежные врачи ушли далеко вперед, а мы бесконечно отстали. Сейчас у них уже производятся композитные эндопротезы, состоящие и из полиэтилена, и из металлосплавов. Они представляют собой очень сложные и одновременно точные искусственные системы, для изготовления которых используются технологии на уровне космических.
Хорошо, что началась перестройка, благодаря которой эндопротезирование в нашей стране вновь получило возможность развиваться. И сейчас нам уже удалось сократить дистанцию, которая образовалась за полвека между отечественной и зарубежной ортопедией. Наши заводы производят протезы, качество которых тоже очень высокое. При этом протезы постоянно совершенствуются.
Мы тоже разработали тазобедренный и локтевой искусственные суставы. Последний был недавно рассмотрен и одобрен на Комиссии по новой медицинской технике при Минздраве, и, возможно, уже в этом году он будет запущен в серийное производство. Этот эндопротез имеет некоторые конструкторские особенности, которые принципиально отличают наш протез от современных отечественных конструкций. В частности, он в точности копирует движение естественного сустава.
— Наука может предложить высокотехнологичные эндопротезы, квалифицированные специалисты блестяще проведут операцию, больного выходят и выпишут из клиники абсолютно здоровым... Но стоит это, наверное, так дорого, что протезироваться могут лишь единицы?
— В том–то и дело, что очень многих в нашей клинике мы оперируем бесплатно. «Социально–льготные» протезы мы имплантируем, как правило, малообеспеченным, пенсионерам, инвалидам. А таких пациентов, по нашей статистике, до 70 процентов. Это не только жители города и области. Мы оперируем пациентов из Восточной Сибири, Дальнего Востока, Урала, из западных областей России, из ближнего зарубежья.
Для обеспеченных пациентов, мы заказываем протезы в Англии, Швейцарии, Германии, других странах. Эти протезы дорогие. Их стоимость может достигать нескольких тысяч евро.
Есть пациенты, которые предпочитают оперироваться за рубежом (хотя наши специалисты делают эти операции не хуже), но теряются при выборе страны, клиники. Они обращаются к нам за помощью, и мы помогаем им решить этот вопрос. Больше того, иногда они просят сопроводить их, и мы никогда не отказываем.
— Интересно, сколько людей нуждается в протезировании больших суставов?
— По нашим данным, в Новосибирской области в имплантации тазобедренных и коленных протезов нуждаются 3,5 тысячи человек. Наша клиника в год проводит около 400 имплантаций. Путем простых вычислений получаем, что для того чтобы прооперировать всех этих людей, потребуется почти десять лет. Но ведь каждый год в результате ревматических и других заболеваний, травм появляются все новые и новые пациенты. Таким образом, число больных постоянно растет. Как видите, это проблема очень серьезная, государственного масштаба.
— Осложнения от протезирования случаются? И если да, то отчего они происходят?
— Риск осложнений есть всегда. Но этот риск можно значительно снизить, если придерживаться следующих правил. Учреждение, в котором проводится протезирование, должно иметь право на проведение такого рода операций, и эти учреждения определены перечнем Минздрава. Врач должен иметь сертификат, подтверждающий, что он владеет техникой протезирования. Сами протезы должны иметь специальное разрешение на их применение на территории России. Если хотя бы одно из этих требований не соблюдается, значит, вероятность осложнений возрастает. И наоборот.
Существуют и противопоказания к протезированию, которых необходимо строго придерживаться. Они общие для всех хирургических больных. Это тяжелая сердечная недостаточность, наличие хронического воспалительного процесса и другие. Хотя к каждому пациенту должен быть свой подход. Из всех больных, которых мы протезировали, 86 процентов имеют сопутствующие хронические заболевания. Если бы мы этого не учитывали, процент осложнений у нас был бы высоким.
Но многое зависит еще и от самого пациента. Он должен ясно понимать, какую операцию мы ему сделали и какие технологии при этом были использованы. Эндопротез является искусственной копией сустава. Он требует разумного отношения, соблюдения определенных ортопедических ограничений. Если пациент, которому имплантирован искусственный сустав, страдает алкоголизмом, то в пьяном состоянии он может подвернуть ногу и вывихнуть протез. Он может заснуть на земле, простыть и получить воспалительное заболевание, при котором эндопротез может начать отторгаться. Поэтому наши пациенты должны следить за своим здоровьем и вести здоровый образ жизни.

Дмитрий КОКОУЛИН

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.