Жена товарища Крупского

65 лет назад, на исходе февраля 1939 года, советский народ потерял советскую вдову номер один — Надежду Крупскую. Событие это в нашем обществе заметного резонанса не получило. 26 февраля исполнилось 135 лет со дня рождения, 27 февраля — 65 лет со дня кончины Надежды Константиновны. Ходили слухи, что она должна была сказать «что–то такое» против Сталина на предстоящем партсъезде, но вдруг взяла и умерла на следующий день после своего 70–летия. Родился устойчивый слух о том, что от вождя в честь юбилея на стол имениннице поставили замечательный торт, такой хитрый, что на следующий день юбилярша померла, а все остальные гости даже ничего не заметили. Слух, конечно, глуп, но ведь и на самом деле кремлевский горец приложил руку к смерти ненавистной ему партдамы...

Надежда Константиновна осталась в истории в качестве супруги «товарища Крупского», использовав, так сказать, семейное положение. Сама она происходила из семьи мелкого дворянина, изгнанного из армии за недостаточную суровость к восставшим полякам. Надя росла серьезной девушкой, хорошо училась, рано стала зарабатывать, упорно зубрила языки и в восемнадцать лет даже написала письмо Льву Толстому, предложив свое участие в проекте яснополянского старца по переводу мировой классики на русский. Но Толстой обошелся без Наденьки, и она выбрала марксизм. Вела пропаганду среди рабочих, общалась с молодыми революционерами и какое–то время спустя положила глаз на самого авторитетного из молодых: лысого, имевшего кличку Старик, амбициозного, но преисполненного совершенно чудовищной энергией.
О сердечных увлечениях молодого Ильича ничего не известно: он был скрытным, притом рано увлекся революцией и не отличался повышенным женолюбием. Но с двумя подругами — Надей Крупской и Полей Якубовой — встречался несколько месяцев перед своим заключением и ссылкой. Сначала красивая Якубова (Кубочка, как он ее звал) нравилась ему больше, но потом выбор Ульянова остановился на Наде. Возможно, потому, что Надя сама предложила ему пожениться, избавив от хлопот с предложением. Тем более что не в характере Ильича было выслушивать отказы. Как–то пришлось услышать недоуменный вопрос одной юной девицы, увидевшей фото пожилой расплывшейся Крупской: дескать, что в ней Ленин нашел? На самом деле в молодости Надя была веселой девушкой с большой косой и правильными чертами лица, немного повыше своего супруга и на год его старше. Но после сорока базедова болезнь необратимо разрушила ее здоровье и внешность...
Ленин с детства был окружен женщинами с сильным характером: твердой рукой вела хозяйство мать, с помощью процентов с приличного капитала содержа четверку неработающих детей– «профессиональных революционеров». И сестры Ильича были дамами крутого нрава. А Надежда Константиновна была покладистой и уравновешенной — настолько, что ей Ленин поручал вести переписку с родными. Как–то она весьма смело написала сестре мужа Марии Ильиничне: «Все же мне жалко, что я не мужчина, а то бы я в десять раз больше шлялась». Крупская выполняла секретарские функции и сразу сделалась для супруга незаменимым помощником.
По поводу тюрьмы, где жених парился больше года, Крупская мало беспокоилась: режим там был почти курортный. Когда под замком оказался и младшенький из Ульяновых, Ильич писал родным: «А Митя? Во–первых, соблюдает ли он диету в тюрьме? Поди, нет. А там, по–моему, это необходимо. А во–вторых, занимается ли он гимнастикой? Тоже, вероятно, нет. Тоже необходимо». Отметим в скобках, что насчет Мити старший брат не ошибался. Все Ульяновы были довольно равнодушны к алкоголю, а вот Митя с возрастом не только гимнастики не делал, но и про диету не вспоминал, зато в горячительных напитках разбирался отлично. И при этом прожил дольше всех своих братьев и сестер. Россия–с!!

Сибирь, эмиграция, Кремль

Встретив невесту в Шушенском, жених написал матери: «Я нашел, что Надежда Константиновна выглядит неудовлетворительно. Про меня же Елизавета Васильевна сказала: «Эк вас разнесло!» Да, ленинская теща была дама строгих правил, с непростым характером. Она заставила дочь обвенчаться, чтобы все было по–человечески. Молодые, презирая буржуазные условности, заказали себе медные кольца и весело зажили посреди тайги. О жизни Крупской и Ленина наши официальные сочинители писали, как Галина Серебрякова о Марксе и его ночах с Женни фон Вестфален: «Окружив его заботой, Женни терпеливо писала под диктовку Карла. А Карл с сыновней доверчивостью отдавал ей свои мысли. Это были счастливые минуты полного единения. Случалось, до рассвета они работали вместе».
Правда, в старости разок Надежда Константиновна позволила себе вспылить по поводу очередной прочитанной глупости. Для заработка молодые супруги в ссылке на пару переводили сочинения британских экономистов супругов Вебб, о чем с придыханием и было написано: дескать, все время переводили, переводили... Крупская раздраженно высказалась на эту тему так, что не осталось сомнений — медовый месяц у них был. Она заявила: «Ну что автор заладил про этот несчастный перевод? Мы молоды были, поженились, была молодая страсть, а этот твердит: Вебб, Вебб...»
При проклятом царизме ссыльных содержали за счет казны — денег хватало и на квартиру, и на полноценное питание. Правда, Ленин беспокоился: «В Сибири вообще в деревне очень и очень трудно найти прислугу, а летом прямо невозможно». Но все–таки нашли девчонку за копейки, потому что Наде было в лом убираться и стряпать. Ее мемуары отличаются большим простодушием и сообщают замечательные подробности о совместном быте. Она писала, что сибирская прислуга не баловала разнообразием: «Убивали барана и кормили неделю, пока Владимир Ильич всего не съест». Именно из ее мемуаров стало известно, что самый человечный человек мог подплыть на лодке к островку, где спасались от половодья зайцы, и перебить всех пушистых прикладом по голове. Молодая жена пристрастила Ленина к собиранию грибов, к чему сначала тот был совершено равнодушен. А Ильич пристрастил Надю к конькам, а в Европе — и к езде на велосипеде (в то время дамам кататься на великах считалось не совсем приличным). Научил и другим актуальным вещам, в том числе — поменьше жалеть ближнего своего. Можете себе представить Ильича, сующего пятак нищенке? Да–да, пятак, а не в пятак. Трудно? Еще бы. Не тот был человек. И жену тому же обучил. На встрече с сотрудниками ленинградского Госиздата Крупская назидательно рассказала, как Ленин запретил ей подавать милостыню: «Не плодите нищих!» («Фу, какая гадость!» — громко отозвался на эту сентенцию писатель Борис Житков, присутствовавший на встрече...)
Ильич в эмиграции жил вместе с тещей и вел с ней за преобладание в доме довольно–таки безуспешную борьбу. А та не скрывала своего отношения к людям, «не занятым настоящим делом». Примиряла всех опять же Надежда Константиновна. «Ильичи» всегда снимали хорошие квартиры в европейских столицах, но иногда были не в состоянии содержать прислугу. Крупская и в ссылке не готовила, и в эмиграции толком не научилась. В канун мировой войны писала: «Новый год мы встречали вдвоем с Володей, сидючи над тарелками с простоквашей». Ильич любил сиживать в пивной, а также в компании с молодой революционеркой Инессой Арманд. Вообще, Ильич интересовался женщинами утонченными. А в умненькой Инессе и женственность била ключом. Вот кукольные восторги хозяйственной и чадолюбивой (пятикратной!) мамаши в письме нашей Инессы автору международного женского праздника Кларе Цеткин: «Сегодня я сама выстирала свои жабо и кружевные воротнички. Вы будете бранить меня за мое легкомыслие, но прачки так портят, а у меня красивые кружева... Я уверена, что Вы никогда не занимаетесь хозяйством, и даже подозреваю, что Вы не умеете гладить... Будьте чистосердечны и в вашем следующем письме признайтесь, что Вы совсем не умеете гладить!»
Ленин наслаждался щебетаньем подруги, но подчас учительно писал Инессе про «объективную логику классовых отношений в делах любви». Но и плотская сторона в этих делах его тоже интересовала. От Крупской он не ушел, и верная жена, очень страдавшая от того, что не может иметь детей (а о них Ленин мечтал), сочла мудрым подружиться с соперницей. Когда Арманд в начале 20–х нелепо и мгновенно сгорела от тифа, Ленин был безутешен. И соратнику Каменеву даже написал записочку: «Не можете ли Вы распорядиться о посадке цветов на могиле Инессы Арманд?»

Загробная жизнь вдовы номер один

Когда Ленина окончательно разбил паралич, только одна Крупская понимала его мычание. Билась в истерике и каталась по полу после хамства Сталина, который выдал ей по телефону какую–то выдающуюся гадость, — ну, это кремлевский горец умел. «Я не представляю Политбюро без товарищей Зиновьева и Каменева», — сказала вдова в 1925 году на партсъезде — и обеспечила себе врага на всю жизнь. С тех пор Сталин третировал Крупскую как мог. Все партийные верхи рассказывали как достоверный анекдот историю о том, как вождь пригрозил вдове вождя предыдущего назначить другую большевичку вдовой Ленина, причем назывались разные кандидатуры — от страхолюдной старухи Елены Стасовой до гораздо более молодой Клавдии Николаевой.
...Идея мавзолея привела Крупскую в ужас. Она протестовала, но товарищам было плевать на ее возражения, ведь страна нуждалась в культе и святых мощах. Потом Крупская привыкла и как–то после посещения усыпальницы меланхолично отметила, что она вот состарилась, а Ильич — ну нисколечко. В 1931 году Академия наук избрала ее почетным членом, хотя по уставу такое членство давалось ученым, «обогатившим науку трудами мирового значения». Крупская же занималась партийной пропагандой и педагогикой и ни одного научного труда не написала. Зато она целиком одобрила цензурный запрет и на Библию, и на многие труды некогда любимого Льва Толстого... Горький, узнав о таком цензурном безобразии, хотел даже выйти из советского подданства, но потом, получив очередной долларовый «транш» из Москвы, угомонился. Сорок лет назад вышло одиннадцатитомное собрание сочинений Крупской, наполненное комментариями ленинских идей о коммунистическом воспитании молодежи. Само собой, туда не вошли ее мемуары о последних месяцах жизни Ленина — самое ценное в ее наследии. А публичные выступления подчас выглядели комично — посетив наш город, Крупская с чувством говорила: «Город Новониколаевск очень хороший город, и пионеры должны быть хорошими: не может быть, чтобы у хорошего сибирского народа были плохие дети».
Она пыталась сопротивляться репрессиям, но назло ей Сталин, как правило, расправлялся с ее знакомыми, так что заступничество скорее осложняло участь арестованных. И Крупская это понимала... 24 февраля 1939 года она загодя отметила в довольно узком кругу день своего рождения (а ведь плохая примета!). Вскоре Крупская почувствовала себя плохо и к вечеру потеряла сознание. Несмотря на признаки аппендицита или даже перитонита, ей вместо льда поставили грелку на живот и в больницу привезли с немалым опозданием. При перитоните нужна немедленная операция, но врачи постановили — старушка ее не перенесет. И хладнокровно оставили погибать от воспаления брюшины. Надежда Константиновна умирала в сознании. Последний вопрос ее был адресован секретарю: «Что на свете делается?» Вскрытие подтвердило предварительный диагноз: сначала аппендицит, потом его смертельное продолжение — перитонит. Знал ли о колебаниях врачей Сталин? Конечно, знал, иначе кремлевские доктора не решились бы оставить такую пациентку без хирургической помощи.
Много десятилетий о Крупской выходили пресные и лживые книги — как псевдонаучные, так и художественные (особенно постарался сибиряк А. Коптелов). И только в самые последние годы драматическая судьба первой советской леди была художественно осмыслена в фильме А. Сокурова «Телец».

Алексей ТЕПЛЯКОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.