Здравствуйте, учитель!..

Очередной День знаний 1 сентября 21–летний преступник Игорь Константинов (коего таковым минувшей весной признал суд), выставивший кулачишкой глаз своему бывшему учителю Константину Качкину, встретит на свободе, тогда как даже по вызывающе снисходительному приговору суда он должен был «топтать зону» до 18 мая следующего года.

«Хулиганы зрения лишают!»

Как полагаете, какое чувство испытали жители Первомайского района Качкины (молодой учитель и его родители), когда им по телефону позвонили доброжелатели и посоветовали посмотреть в окно, под которым осужденный Константинов мыл машину?! Да–да–да, тот самый Константинов, которому только в апреле «дали» смехотворный срок...
Историю эту «НН» уже порядком замордовались представлять на суд общественности, а она заворачивается все круче и круче. Если вы помните, началось все с того, что однажды вечером молодой школьный учитель Константин Качкин возвращался домой из шахматного клуба. В маршрутном такси он заметил своего бывшего ученика, который потягивал пиво в компании юниоров и излучал агрессию. «Излучение» заставило г–на Качкина насторожиться и выйти за одну остановку до своей. Ученик вышел следом, догнал учителя в лесополосе и, развернув, ударил в лицо. В результате оправа очков лопнула, одна из линз врезалась в глазную впадину и выдавила глаз, который Константин Вячеславович фактически принес домой в руке.
Предварительное следствие сразу начало развиваться так, что родные Качкина забеспокоились. Заговорилось о том, что предпринимаются попытки «замять» дело, поскольку отец подозреваемого — бывший чин госбезопасности, ныне занимающий руководящий пост в управлении Западно–Сибирской железной дороги. Возможно, благодаря огласке истории через прессу дело удалось «дотянуть» до суда.
Первый приговор по делу, вынесенный в Первомайском райсуде, потрясал ожиданной гуманностью, как будто наказание являлось еще одним захватывающим действием общего спектакля. Суд «вкатил» молодому глазовышибателю целых полтора года лишения свободы да еще взыскал с него в пользу потерпевшего целых 100 тысяч рублей. Сей приговор сторона потерпевшего сгоряча обжаловала в кассационном порядке. И судебная коллегия по уголовным делам облсуда отменила его за мягкостью. Казалось бы, если областное правосудие действовало на полном серьезе, районная Фемида должна была сделать соответствующие выводы и...
Районное правосудие при новом рассмотрении того же дела вынесло такой приговор, какой словно давал понять потерпевшему, что тот может жаловаться сколько хочет и куда угодно, а все равно все будет так, как тут уже решили однажды серьезные дяденьки из разных сфер. То есть вторым приговором наказание И. Константинову удлинялось на три месяца, зато сумма компенсации причиненного вреда уменьшалась на 20 тысяч рублей. Но только на бумаге и вовсе не для того, чтобы исполняться в точности. Впрочем, об этом чуть погодя...
После второго приговора Качкины укрепились во мнении: во всем виновата прокуратура. Дескать, суд и не мог вынести другого вердикта, если гособвинитель — помощник райпрокурора Чашкина — прямо на первом процессе непонятно с какого перепугу (почему — догадаться практически невозможно) вдруг исключила из обвинения «хулиганские побуждения» и переквалифицировала само деяние со статьи 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью) на более легкую статью 112 (вред средней тяжести). То есть в отдельно взятом случае вышибание глаза конкретному человеку, повлекшее почти полную потерю им зрения, по воле какого–то помощника райпрокурора призналось не тяжким повреждением, а всего лишь средней тяжести. Если бы такой «диагноз» Чашкина ставила себе — возможно, и спорить никто не стал бы. А так Качкины еще тогда решили искать справедливости. И обратились к райпрокурору. Тот вроде как отвечал: Чашкина действовала по личной инициативе, на что право имела, хотя в практике такое (чтобы гособвинение само себя «высекало») почти не встречается. Но прокуратура вроде как вынесет протест на приговор...

Добро пожаловаться

И после всего этого при новом рассмотрении — тот же самый ход: гособвинитель Вьюгов снова просит суд переквалифицировать деяние подсудимого на ту же статью 112 УК РФ. Тогда Качкины и высказали намерение жаловаться облпрокурору. А «НН», оглашая их намерение, задавали читателям вопрос: добьются чего–нибудь Качкины? И по ответам на такой вопрос намеревались судить о степени наивности отвечающих. О том, насколько они (отвечающие) не в курсе отличительных черт наших законников.
У потерпевшего сложилось впечатление, что на личном приеме облпрокурор Владимир Токарев сочувствовал, возмущался поведением Чашкиной. А тот потом дал ему официальный ответ: «Прокуратурой области была проведена проверка, в ходе которой установлено, что при рассмотрении Первомайским районным судом уголовного дела в отношении Константинова И. К., обвиняемого по ст. 111 ч. 2 п. «д» УК РФ, помощник прокурора Первомайского района Чашкина Н.В., не согласовав свою позицию с прокурором района Телегиным И.И., предложила суду действия обвиняемого квалифицировать по ч. 1 ст. 112 УК РФ. 25.09.03 в соответствии с позицией государственного обвинителя судом был постановлен обвинительный приговор... Прокурором района было внесено кассационное представление, в котором он поставил вопрос об отмене приговора в связи с неправильной квалификацией действий осужденного, мягкостью назначенного ему наказания. Судебная коллегия удовлетворила представление прокурора только в части мягкости назначенного Константинову И.К. наказания, поскольку на момент вынесения данного решения, с учетом изменения государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения, закон исключает возможность пересмотра приговора по основаниям, ухудшающим положение обвиняемого...»
Из этой части ответа получается, что райпрокурор, внося представление, то ли лицемерил, то ли не понимал (не знал) закона, о котором идет речь? А коллегия облсуда, чья позиция так понравилась стороне потерпевшего, отменяла приговор за мягкостью, намекая, что положение осужденного менять в худшую сторону нельзя? Вот такая парадоксальность отечественного процессуализма! Это же каким умищем надо обладать, чтобы все эти «кружева» сплести, когда надо (а когда не надо — не сплетать, а «законопачивать» других обвиняемых как угодно, поплевывая на рассуждения о законности), в один короткий ответ!..
Но самое забавное — дальше: «Позиция государственного обвинителя Вьюгова Д. А. при повторном рассмотрении дела в суде соответствовала требованиям закона, поскольку при новом судебном рассмотрении была исключена возможность обсуждения вопроса о квалификации действий подсудимого по ст. 111 ч. 2 п. «д» УК РФ. Ваши доводы о том, что в судебном заседании поведение государственного обвинителя Чашкиной Н.В. дискредитировало позицию обвинения, проверены и не нашли своего подтверждения. В соответствии с протоколом судебного заседания государственный обвинитель представляла суду доказательства и участвовала в их исследовании, руководствуясь нормами уголовно–процессуального права. Помощник прокурора Первомайского района Чашкина Н.В. по данному делу заслушана на оперативном совещании при заместителе прокурора области, где она предупреждена о том, что в случае повторного несогласования с прокурором района своей позиции о квалификации действий подсудимых будет решен вопрос о ее дисциплинарной ответственности. Допущенное государственным обвинителем Чашкиной Н.В. нарушение будет учтено при очередном ее аттестовании на соответствие занимаемой должности».

«...и свобода вас встретит радостно у входа»

Качкиных этакий ответ облпрокурора после личного приема очень удивил. А вас? Пожалуй, тот, кто сталкивался с г–ном Токаревым и его подчиненными (в подавляющем большинстве), удивляться не должен. И дело даже не в тех внутренних противоречиях ответа с парадоксами, каковые веселят. Ведь документ процитирован не только для того, чтобы вы могли насладиться стилем автора с бездной его интеллекта (типичной для прокурорских). Главное — понять, насколько все это далеко от жизни. Ибо на момент дачи ответа осужденный Константинов уже гулял на свободе.
Не отбыв на зоне и двух месяцев, осужденный Константинов (далее — цитата) «зарекомендовал себя с положительной стороны, не допускал ни одного случая нарушения порядка отбывания наказания, имеет благодарности, положительно реагирует на воспитательные меры, в беседах с представителем администрации вежлив, откровенен. Принимает активное участие в общественной жизни отряда, имеет благодарности. Своим поведением доказал исправление и не нуждается в дальнейшем отбывании наказания». Эти словопостроения (в кавычках) — из постановления суда Дзержинского района под председательством Л. Романовой (с участием старшего помощника прокурора Е. Девятайкиной).
Вас не заинтересовало то, что фраза «имеет благодарности» употреблена дважды? То ли осужденный поимел их отдельно за то, что зарекомендовал себя положительно и не нарушал порядка, и за то, что с каким–то представителем был вежлив и откровенен, принимал участие (активное!) в жизни отряда. То ли просто надо было написать побольше, какой он классный парень — Игорь Константинов. Чтобы всяк понял, насколько он не нуждается в дальнейшем отбывании наказания (грамотная постановочка, не так ли: не нуждается в том, чтобы «срок мотать»?!). Конечно же, такое отношение администрация ИТУ, судьи и прокурорские демонстрируют далеко не всегда и не к каждому (а к кому и почему — понятно?). Конечно–конечно, заслужить столько благодарностей и так проявить себя за неполных два месяца мог только человек необыкновенный, коему за его уникальность не жалко подставить еще какой глаз еще какого учителя. Но проблема не в необыкновенности И. Константинова. А в том, что делать столь святое и чистое дело, как условно–досрочное его освобождение, суду не мешало бы чисто (соблюдая нормы права). А то в самом постановлении начертали, в какой срок оно может быть обжаловано, а ознакомить с ним того, кто мог бы обжаловать, забыли? Во всяком случае, потерпевший узнал о названном постановлении лишь после долгих поисков, на которые его родные устремились после того телефонного звонка, когда увидели осужденного на свободе.
Да, кстати, по части денег потерпевшего и гражданского истца Константина Качкина тоже «кинули». В службе судебных приставов того же Первомайского района сообщили: у Игоря Константинова имущества нет, а потому о возмещении вреда не может быть и речи. Осознав происходящее, потерявший зрение (а с ним — и профессию) потерпевший в нарушение установленного порядка направил жалобу прямо на имя председателя Верховного суда РФ. Разумеется, оттуда ее спустили в облсуд. Разумеется, оттуда пришел ответ с отказом насчет пересмотра приговора...

«А жить–то как?»

Хочется надеяться, никто из читателей не понял настоящее повествование так, что наши органы правоохраны–правосудия существуют ради внутренней жизни коллективов и тех благ с особыми правами, которые прописаны для них в их «спецзаконах». А тем более для ведения своего процессуального бизнеса (все же те органы пока не акционировались). А еще тем более — что они подталкивают народные массы к самосудам. Хотя, если судить по количеству убийств и покушений с признаками заказных, а также по некоторым другим преступным проявлениям...
Хочется надеяться, никто из читателей не подумал, что условно–досрочное освобождение И. Константинова является беспрецедентным. Потому что читатели «НН» могли заметить: порой от наказания освобождают даже лиц, осужденных на солидные сроки за тягчайшие преступления (например, за убийство в ночном клубе). Для этакой категории граждан даже изготавливаются меддокументы, где пышущему здоровьем лицу ставят смертельные диагнозы (типа рака с туберкулезом в последних стадиях) в тюремной больнице. Тут прокуратура может даже возбудить дело в отношении того, кто стряпал документы (если, конечно, найдется кто–то настырный, кто будет этого добиваться)...
Вот за это все, наверное, нашу «империю зла», каковая никогда не была и не будет устроена для человека (в широком смысле слова), для его блага, для удобства, для спокойной достойной жизни, так ненавидят во всем цивилизованном мире. Что особенно бросается в глаза, когда наблюдаешь за состязаниями Олимпиады или мировыми (европейскими) чемпионатами. В спорте наших судят так (с такой же степенью объективности и ответственности), словно стараются подражать работе нашего отечественного правосудия. Словно действуют наперекор (в противовес) нашей пресловутой всесильной (все опутавшей) мафии, именуемой внутри страны властно–имущественной элитой. Только все без толку: она (мафия) выводов не делает даже после революций и зачисток.

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.