«Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать...»

Самый невероятный судебный процесс в Новосибирской области об убийстве в деревне Чупино малолетнего Антона Киприянова завершился на прошлой неделе: к 37 годам лишения свободы в общей сложности приговорены мать, дед и бабка (ласковее тут не скажешь) убиенного. Первые двое получили по 14 лет, последняя — девять.

Ну не было еще (по крайней мере, не вспомнить) в нашей неединожды орденоносной области, чтобы родные фактически люди заморили голодом собственного потомка. Да еще с особой жестокостью, чтобы, когда он просил есть, его выбрасывали в снег — остудиться. А чтобы он не таскал пищу самостоятельно, его привязывали к кровати...
Нет, бред... Бред все это — так не бывает и быть не может. Чтобы родная мать и не менее родные дед с бабкой озверели до такой степени... Да тут же еще и суперпреступный сговор должен быть — сразу три человека взялись изводить одного своего отпрыска, причем весьма садистскими методами?! А почему его, младшенького (каких обычно в любой семье больше всех лелеют), тогда как двое других детей как будто относительно ухоженные и не опухли от голода?! Тут же тогда какая–то патологическая ненависть именно к этому ребенку должна присутствовать...
При всей невероятности такого безобразия в сам факт приходится верить, поскольку обвинение дошло до суда и приговора, какового никто как будто обжаловать не собирается. В том смысле, что обвиненные в жутчайшем преступлении своей вины особо и не отрицали... И защита строилась не на том, что самого факта не было, а на том, что виновны в случившемся органы социальной защиты, контроля... Словом, власть. Власть, которая довела народ до нищеты...
Конечно, здесь есть рациональное зерно. Конечно, власть у нас такая, какая может быть только у нас, в нашей рабской похабной стране. Конечно, толпы трудящихся и стариков живут за чертой бедности, а власть предпринимает все усилия, чтобы сделать их жизнь еще хуже (на словах декларируя обратное). Безусловно, нищета — худшее из зол, так как «определяет сознание», порождая кучу мерзких внешних проявлений. Когда самому жрать нечего, в благородство поиграть никак не удастся, чего бы не выдумывал...
С другой стороны, никакого оправдания тем, кто издевается над детьми, нет и быть не может. Кто морит детей голодом — твари конченые...
Между тем телекамеры наших коллег зафиксировали: в жилище осужденных присутствовали относительно дорогостоящие детские вещи, по–видимому принадлежавшие Антошке. Например, складная прогулочная коляска, нынче стоящая примерно тысячи две (если в рублях). Если ее купили, значит, во–первых, Антошку не так уж ненавидели. А во–вторых, не были настолько нищими. А в–третьих, эту коляску можно было бы и продать в случае острой нужды...
Это только одна маленькая деталь, говорящая о том, что смерть пацана не может считаться прямым следствием бедности и голода, — тут что–то другое. И почему заплакала сестра Антошки, когда узнала о характере приговора? Если она пожалела осужденных родных или себя (из–за того, что останется одна), это тоже показатель. Ведь если она являлась невольным (или вольным) свидетелем издевательств «шайки» родственников над братцем, она должна была или возненавидеть старших, или вступить с ними в негласный (гласный) сговор... То ли тут логика бессильна, хотя все фигуранты вроде бы вменяемы, то ли... Что–то тут не то...
А наш субъект федерации опять «прославился». Правда, в сей истории вся проблема свелась к трем горемыкам, зачем–то организованно (согласованно) уморившим одного из троих детей–внуков (чем именно этот пацан так не понравился сразу троим взрослым?!). А остальные, от кого так или иначе зависела жизнь настоящего «коллектива», вроде как ни при чем. Тогда как на самом деле проблема всегда в причинах, но не в следствии...

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.