В Новосибирске организовали «шестую онкологию»

В городской клинической больнице N№1 открылось новое шестое онкологическое отделение, в котором будут проходить лечение больные, страдающие онкологическими заболеваниями эндокринной системы. Такого специализированного отделения нет ни в одной больнице города.

По словам заведующего отделением, кандидата медицинских наук онкохирурга высшей категории Сергея Петровича ШЕВЧЕНКО, в последнее время хирургическая онкоэндокринология стала одной из наиболее актуальных проблем современной медицины. При этом очень важным вопросом в этой области являются онкологические заболевания щитовидной железы. Примерно 80 процентов больных с онкологической патологией эндокринной системы страдают именно этими заболеваниями. Хотя немаловажной проблемой остается и лечение пациентов с другими онкологическими заболеваниями эндокринной системы, в частности патологией надпочечников, поджелудочной железы.
«Необходимость открытия специализированного отделения продиктована временем, — говорит Сергей Петрович. — Раньше таких больных мы оперировали на базе второго онкологического отделения. Однако удельный вес пациентов с узловыми новообразованиями щитовидной железы здесь всегда был значительно более высоким. Поэтому и было решено создать отделение хирургической онкоэндокринологии».
В отделении развернуто 17 коек. Врачи считают, что на первое время этого будет вполне достаточно. Впрочем, как вспоминают онкологи, отделение еще не работало, а телефон уже раскалился докрасна. Звонили врачи, чтобы узнать, когда можно будет направлять пациентов, звонили люди, чтобы проконсультироваться у специалистов–онкологов, звонили больные, которые хотели бы, чтобы им сделали операцию именно в онкологическом (а не в общем) хирургическом отделении.
Уже проведены первые операции. Все койки заполнены. Естественно, значительное число пациентов в отделении — с патологией щитовидной железы.
Кстати, нужно ли вообще оперировать больных с узловыми формами заболевания щитовидной железы? Вопрос непростой, он до сих пор обсуждается на самых престижных форумах по хирургической онкоэндокринологии. Раньше все было понятно: есть узел — нужно удалять. Однако сейчас подходы к лечению узловых форм заболеваний щитовидной железы пересмотрены. Теперь хирургическому вмешательству подлежат далеко не все пациенты. Показания к хирургическому вмешательству имеются, когда доброкачественный узел растет со скоростью 0,5 сантиметра в полгода или когда размеры образования таковы, что начинают страдать органы шеи. В остальных случаях показано консервативное лечение. Но к такому решению врач может прийти только после комплексного диагностического обследования, которое заключается в исследовании гормонального фона и проведении тонкоигольной пункционной биопсии — тройном пунктировании узла под УЗИ–контролем с целью дальнейшего исследования забранного клеточного материала на предмет возможного выявления раковых клеток. О том, что в доброкачественном узле в любую минуту может начаться злокачественный процесс, врач должен помнить всегда.
«По данным западных центров хирургической онкоэндокринологии и некоторых крупных российский клиник, во время операции по удалению доброкачественного узла щитовидной железы в четырех случаях из ста хирург неожиданно для себя сталкивается со злокачественным процессом, который не удалось своевременно вывить, — говорит Сергей Петрович Шевченко. — Ведь несмотря на то что тройная биопсия делается под УЗИ–наведением, все равно существует вероятность, что врач не попадет в очаг озлокачествления. В результате в ходе операции, когда ткани узла уже отправлены на гистологическое исследование, из лаборатории приходит неожиданное сообщение — рак!
У нас тоже периодически регистрируются такие случаи. Приходится оперативно перестраиваться, менять технику хирургического вмешательства, так как злокачественные опухоли в отличие от доброкачественных оперируются совершенно по–другому. Именно поэтому все новообразования должны оперировать только хирурги–онкологи», — подчеркивает Сергей Петрович.
Наряду с традиционными хирургическими операциями по удалению узлов и кист щитовидной железы специалисты внедрили в отделении относительно новый метод лечения этой патологии — чрез-кожную склерозирующую терапию.
Впервые этот метод применили итальянские онкологи десять с небольшим лет назад. Он заключается в ведении через кожу в узловые образования и кисты щитовидной железы склерозанта (этанола), в результате чего новообразования сморщиваются и вместо них возникает рубцовая ткань.
Вскоре склерозирующую терапию начали применять и в других странах, в том числе в России. Наибольшим опытом проведения склерозирующей терапии в нашей стране обладает доктор Барсуков из Смоленска. Сергей Петрович Шевченко специально ездил в Смоленск, где на базе Смоленской медицинской академии проходил специализацию по этой методике.
«Почти каждый метод проходит три этапа, — рассказывает Сергей Петрович. — Сначала идет период повального увлечения, что нередко приводит к дискредитации метода. В результате целого ряда неудач, вызванных применением метода не по показаниям, использованием его неопытными врачами и так далее, наступает следующий период — период категорического отрицания. Но проходит время, и врачи начинают понимать, что в методе все–таки было рациональное зерно. В результате его снова начинают применять, но уже с осторожностью, по строгим показаниям. Этот период самый длительный, самый ровный — период разумного применения».
Преимущества чрезкожной склерозирующей терапии в некоторых случаях очевидны. Главное из них — не требуется хирургического вмешательства, склерозант вводится инъекционно через кожу. Это привлекает многих наших пациентов, которые по разным причинам стремятся отсрочить большую операцию. Кроме того, склерозирование показано пожилым пациентам и больным, страдающим сопутствующими заболеваниями: хронической почечной недостаточностью, сахарным диабетом, бронхиальной астмой, ишемической болезнью сердца. Делать операцию таким людям небезопасно, возможны тяжелые осложнения. Но с появлением склерозирующей терапии появилась возможность помогать и этой группе больных.
Курс терапии состоит в среднем из пяти инъекций. Этого достаточно, чтобы склерозировать крупные кисты щитовидной железы и некоторые узловые образования.
Правда, что касается последних, то склерозирующая терапия в данном случае должна применяться с особой осторожностью. Прежде чем приступить к лечению, необходимо провести биопсию под УЗИ–контролем, даже если новообразование совсем небольшое: хорошо известно, что перерождение клеток в раковые начинается даже в совсем небольших (до 1 сантиметра в диаметре) узлах. Если этого не сделать, то можно «засклерозировать» рак.
«Но у нас таких случаев не было и, надеюсь, что не будет, — говорит Сергей Петрович Шевченко. — Мы очень ответственно подходим к диагностике, потому что мы — онкологи. У нас всегда есть настороженность: а вдруг рак? Поэтому прежде чем приступить к операции или склерозирующей терапии, мы на сто раз взвесим все «за» и «против». Ко всему прочему пациенты, прошедшие курс склерозирующей терапии, каждые три месяца проходят в нашей клинике необходимое дополнительное обследование».

Дмитрий КОКОУЛИН

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.