Коммунисты, вперёд!

Очередному испытанию в РФ подверглась коммунистическая идея — самая красивая, гуманная и привлекательная для «усредненного» (обычного) человека, то есть для большинства жителей планеты. В компартии России борьба за власть в который уже раз стала настолько главным событием, что повлекла раскол, которого так опасался еще основоположник Владимир Ульянов (Ленин).

«Первый тайм мы уже отыграли...»

Собственно, компартия в России возникла в результате раскола, когда на съезде РСДРП меньшевики вышли из зала. Естественно, вышли они не сдуру или спьяну, не автоматически или сами по себе, а под давлением гения Ильича. Но с тех пор гениальный Ильич и невзлюбил расколы. Хотя, чтобы не любить их, не надо быть Ильичом: все же раскол — это разрушение.
Раскол в КПРФ начинался довольно замысловато. Сначала спонсор партии Геннадий Семигин удумал потребовать отчет за средства, потраченные на последних выборах, где коммунисты снова сдали позиции. Лидер коммунистов Геннадий Зюганов усмотрел в этаких требованиях поползновения и подкоп под себя лично. Истинные коммунисты поддержали лидера, потому поступок Семигина скоро приобрел статус явления. Явление назвалось «семигинщиной». А околонаучную основу тут подогнали такую: «денежные мешки» в КПРФ на главные роли претендовать не могут — им издревле отведено место, как у Саввы Морозова: деньги давай, но не выпендривайся.
Атаки и контратаки двух Геннадиев друг на друга завершились изгнанием Семигина из рядов КПРФ. Тем и закончился «первый тайм», прошедший в относительно тихой позиционной борьбе, без острых моментов и ажиотажа среди «зрителей». А вот тайм второй резко охарактеризовался жесткой борьбой.

Опасная игра

На «товарища Зю» обрушились такие разоблачения, какие вполне могли поставить его «буквой Зю». Самым серьезным из таковых явилось якобы расследование (журналистское, конечно же) Андрея Караулова. Там достаточно доказательно (аргументированно) представилось, как всех нас (народ, страну) «сделали» на президентских выборах 1996 года. Помните эти выборы? Тогда главный охранник Коржаков поймал чубайсовских соратников с коробкой из–под ксерокса, набитой долларами. За что его и главного чекиста тех времен Барсукова поперли со службы. Потому что Чубайс «вставил в уши» Ельцину, насколько та коробка обеспечивала новую победу демократии в его (Ельцина) лице на грядущих президентских выборах.
И хотя еще много–много таких же коробок пошло на изготовление антизюгановской печатной продукции самого пошло–подонческого свойства (типа издания «Не дай Бог!»), печатавшейся за границей многомиллионными тиражами, народ все понял. И проголосовал против «семьи» с ее мерзко–чубайсовскими штучками. То есть на самом деле тогда Зюганов набрал голосов значительно больше, чем действующий президент. И вот тут–то вся фишка...

Версии

По версии карауловского расследования с показаниями очень известных персон очень крупного калибра, лидер КПРФ струсил. Ему тогда мерещилось закрытие КПРФ, его донимали видения с расстрелом Белого дома. И, узнав результат голосования, он вдруг представил, что сейчас за ним придут... Да и вроде как дал себе реальный отчет в том, что не готов взять на себя ответственность за всю страну, что вся полнота власти ему не нужна. Короче, он позвонил Борису Николаевичу самым ранним утром по «вертушке» и первым в России поздравил того с победой. А в результате стал чуть ли не другом Чубайса — тот от жгучей смеси чувств страха и ненависти сделал широкий шаг к признанию лидера коммунистов как человека Системы.
Огласи сейчас на всю державу этакие мысли — кто знает, чем бы все кончилось. А демонстрация по одному каналу дала эффект разве что в Москве. Но этого хватило, чтобы пошатнуть авторитет Зюганова, коего относительно легко выставили из руководства союза патриотов (НПСР). И на сегодня сложилась ситуация, когда КПРФ уподоблена российскому гербу (двуглавому орлу). В начале июля параллельно прошли два съезда компартии. Или двух компартий. На одном сторонники Зюганова говорили о нелегитимности другого, призывали партийцев к бдительности и предостерегали от раскола. На другом съезде сторонники уже исключенного из КПРФ Семигина и его единомышленника Тихонова говорили о нелегитимности первого, исключали из рядов Зюганова и выражали надежду, что раскола в партии не будет.

«Кто не с нами — тот против нас»

Что поддается пониманию труднее всего, так это то, кто в условиях полувиртуального раскола (который вроде очевиден для всех, но которого не признает пока никто) большевик, а кто меньшевик. В семигинскую коалицию патриотов России уже изъявила желание вступить «Евразийская партия — Союз патриотов России» под началом оправданного коррупционера Павла Бородина.
В связи с изложенным надо заметить, что патриотические лозунги приобретают новое звучание. Новое образование патриотов может потеснить блок «Родина», также вступивший в период распада. С одной стороны, на съезде «Родины» единственный (из оставшихся) лидер Дмитрий Рогозин избран лидером, а с другой... Московские аналитики без обиняков заявляют о том, что «Родина» встала на социал–демократическую платформу (тогда как Михаил Горбачев ушел с поста главы РОСДП), а это — первый признак политической смерти...
Не мешало бы заметить, что имя «Геннадий» для коммунистов какое–то заколдованное. В обозримом прошлом Геннадию Зюганову оппонировал тогдашний спикер Госдумы Геннадий Селезнев. А потом его (твердого «искровца»!) «уволили» — исключили из КПРФ. Тут же освободившуюся нишу оппонента занял Геннадий Семигин. И его «уволили». Наконец, семигинцы «уволили» и самого Геннадия Зюганова... Отгадайте, сколько Геннадиев осталось во главе КПРФ? И сколько останется к концу года?

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.