Фальсарт, ещё фальстарт

Два интересных уголовных процесса должны были начаться на этой неделе в Новосибирске. В Железнодорожном райсуде — судебное следствие по обвинению бывшего директора местного цирка Николая Тарасова в покушении на мошенничество и в злоупотреблении полномочиями. В Калининском райсуде — рассмотрение «контрафактного» дела о «пиратском» бизнесе в исправительном учреждении.

Про «происки» процессуального характера в отношении г–на Тарасова «НН» повествовали много и упорно (последний раз — в предыдущем номере). Суть происшествия: уважаемый получил сверх договора аренды цирковой арены («вчерную») 150 тысяч рублей от юрлица, прокатывавшего у нас программу с дрессированными тиграми. И сначала его деяние квалифицировалось как получение взятки. Но потом дело прекратилось за отсутствием состава преступления. А еще далее — потом, когда Тарасов принялся через суд восстанавливаться на работе (откуда его поспешил «убрать» Росгосцирк), дело возобновили, но уже с другой — «мошеннической» — квалификацией. И сия метаморфоза не оставляет сомнений в истинном смысле очерченного процессуализма.
Почему прекратили дело о взятке? Да потому, что неотъемлемой частью состава преступления является умысел. Когда человек берет деньги, чтобы использовать их на свои нужды, — это взятка. Когда же он берет их, чтобы стимулировать материально коллег, официально получающих гроши, — это финансовое нарушение, в каковом можно поискать признаки налогового преступления, но не взятки. Кроме того, взятку может получить только должностное лицо, тогда как недолжностное лицо субъектом преступления «получение взятки» не является. Один из бывших руководителей «Горводоканала», например, за подключение жилых домов к системе водоснабжения получал от главы некой райадминистрации автомобили. С виду — чистейшая взятка. Но дело прекратили за отсутствием состава преступления, ибо на момент свершения деяния «Горводоканал» сменил форму собственности, став негосударственной структурой. Страсти по этому поводу бушевали нешуточные, но и Москва (Генпрокуратура) «развела руками»: мол, ничего не поделаешь...
А теперь сравните значимость содеянного там и в цирке, директор коего тоже не очень–то похож на должностное лицо. Так что, почему в первый раз прекратили дело — абсолютно понятно. Именно такой исход «НН» и предвосхищали. А как теперь умудрились вместо «взятки» усмотреть «попытку мошенничества», да еще «дотащить» обвинение до суда... Мошенничество — это когда субъект притворяется должностным лицом и обещает за деньги решить ваши проблемы, но на самом деле решить их не может, да и не собирается, заранее зная, что, взяв деньги, кинет вас. Тарасов вроде никого кидать не собирался — арену для тигров он предоставил. А чего он такого должен был наговорить, мотивируя желание взять с «клиентов» деньги, чтобы образовался состав мошенничества — фантазии не хватает.
Вот потому–то «НН» и видели в случившемся чистейшую подставу, во главе угла которой — желание головной конторы убрать любой ценой от «кормила» нашего подразделения ветерана отечественного цирка. Чтобы затем поставить на его место «марионетку», содействующую откачке всех получаемых Новосибирским цирком средств в Москву. Этакий механизм вводится повсеместно во всех отраслях — так нас возвращают в «ностальгический» период застоя с застольями, когда один город–паразит измывался над всей остальной необъятной страной и ее жителями. Самое же забавное, что когда «НН» впервые поделились таким видением ситуации, на место Тарасова Москва благословила своего человека — Сергея Булавского, который, по логике, должен был оспаривать наши выводы. Но он не только не оспаривал, а еще и подтвердил их (не прошло и года) практически точь–в–точь. И касательно своего предшественника — тоже. Вот и думайте, что за цирк нам показывают...
Второе дело с виду попроще, поочевиднее. В колонии строгого режима абсолютно должностные лица (господа офицеры!) организовали мощное производство «пиратских» кассет с солидным «выхлопом» готовой продукции. То есть тот самый закон, нарушителей коего они призваны были исправлять, граждане начальники попирали со страшной силой. И получали при этом нехилые барыши — выручка исчислялась в миллионах рублей. Тут (в этом деле) не наблюдается никаких «тайных механизмов», мутных подоплек, интриг. По–видимому, вопрос только в том, кому из обвиняемых сколько «дадут»...
Оба дела в судах не пошли — по разным причинам процессы были перенесены, отложены. А значит, прессе дан повод вернуться к их темам еще не раз.
Пока же нам, видимо, предстоит сконцентрироваться на деле так называемых скинхедов, процесс по которому возобновляется. Тут все «шито» не менее белыми и суровыми нитками, чем по Тарасову. Похоже, наши доблестные органы выполняли «политический заказ» — сдается, что это дело в числе прочих (аналогичных) нужно было верховной власти РФ как доказательство следования по демократическому пути с решительным пресечением проявлений экстремизма (фашизма). Не вдаваясь пока в подробности и вызывающие нюансы данного дела, обратим внимание на основной момент: обвинительное заключение (как итог работы с выводами предварительного следствия) все построено на организованной группе экстремистской направленности, а в суде практически сразу обнаружилось: никакой экстремистской организации здесь нет. Ну и какова после этого цена обвинений, расписанных словно для нагнетания страстей (жути), но не имеющих под собой реальной основы?! Как верить в чисто уголовную составляющую таковых обвинений (в то, что именно подсудимые «кромсали» потерпевших южан), если политическая составляющая слеплена как попало, без элементарного чувства меры?!.

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.