Мадемуазель поёт блюз. В Новосибирске

Сначала о реальности этого ещё никто не думал. А потом, по прошествии нескольких лет, и думать–то уже забыли. И вот свершилось! В Новосибирск приехала «мадемуазель блюз» — Патрисия Каас.

Великолепной Патрисии 38 лет. Родилась она в Лотарингии, на границе с Германией, более того, ее мать — немка, а отец — француз. Получился совершенно уникальный симбиоз: холодноватая внешность белокурой немецкой фрау легла на жгучий галльский темперамент.
Первую песенку Патрисия спела в 8 лет во время карнавала в родном городке и получила за это небольшую упаковку карамелек. В 21 год она уже выступила на сцене знаменитой парижской «Олимпии», аудитория там была, разумеется, посолидней, да и «карамельки», полученные за концерт, повесомей. Год спустя — выход дебютного альбома «Mademoiselle chante...», а дальше — вы все знаете.
Про мальтийскую болонку Текилу, сбежавшую от певицы в Толмачевском аэропорту, не написал только ленивый. В конце концов болонка была изловлена на летном поле, но подлостью и вероломством любимого животного певица так была огорчена, что отказалась от пресс–конференции в аэропорту и сразу же уехала в город.
Ледовый дворец спорта «Сибирь» оказался заполнен менее чем на две трети. Наверно, все–таки любитель Каас — товар штучный, эксклюзивный. Это вам не поклонники «Фабрики звезд»! После Франции Патрисия на сцене мерзла и куталась в легкую серую дубленку с меховой оторочкой. Так и начала петь — в дубленке. «Снимай шубу!» — проревел какой–то слишком требовательный зритель с последних рядов. Каас и ухом не повела. Впрочем, через пару композиций ей стало жарко, и «шуба» с размаху полетела в угол.
Каас пела свои знаменитые блюзы. И прямо перед глазами у меня поплыли картинки Парижа: решетчатые парижские окна, облезлые, но величественные платаны, мерцающие неоном вывески cafe–brasserie и маслянистый отблеск фонарей в вечерней Сене. Было хорошо, щемило сердце и хотелось думать о чем–нибудь романтичном и немного печальном.
Но, оказывается, Каас исполняет не только блюзы. В ее репертуаре мощные драйвовые вещицы, рок–н–ролл и даже самый настоящий хард. «Ду ю вона дэнс виз ми?» — спрашивала она у зала и начинала скакать по сцене, как бесноватая, подражая «лабанью» собственного лидер–гитариста. Затем Патрисия уже просто задергалась, как тинейджер на дискотеке. Она бросилась на пол и принялась по нему кататься в перекрестье лучей юпитеров. Зал застонал от эмоций. Впрочем, Каас еще в самом начале предупреждала, что «май шоу ит из эмоушен энд форс» (эмоция и сила). Накал достиг предела, когда Каас запела на русском языке «Очи черные». Однако дальше первого куплета дело не пошло — языковой барьер дал о себе знать. Следующие три куплета звучали примерно так: «Тррру–ля–ля–ля–ля, тррру–ля–ля–ля–ля...» Радостному залу было достаточно и этого. Когда Каас не каталась по полу, она вставала в довольно агрессивную стойку, похожую на перевернутую букву «Y». Причем ноги были расставлены так широко, что певица чуть не съезжала на шпагат.
Концерт продолжался два часа. В результате новосибирцы открыли для себя совсем другую Каас — напористую, жесткую, но вместе с тем озорную и задорную.

Сергей БЕСЕДИН

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.