Голубой экран

Сегодня отмечается своеобразный мини–юбилей: исполняется ровно десять дней со дня устранения с медийного поля сразу двух каналов одной телекомпании НТН. Сами НТНщики по–прежнему реагируют на сигналы трудящихся, куда–то ездят во вызовам, что–то снимают, но не показывают: нельзя! Они не исключают возможности проведения митинга — в честь десяти дней...

Продолжение. Начало смотрите в нашем предыдущем материале.

Конференция

Неделю отключения от эфира двух каналов телекомпании НТН пресс–центр «Столица» отметил соответствующей акцией. В 16 часов 28 марта здесь состоялась пресс–конференция: о судьбе каналов перед журналистами местных СМИ собрались поговорить оппоненты НТН — глава ООО «Лабораториум» Борис Комаров и руководящий работник мэрии, отвечающий за информационную политику, Александр Моисеев. А квинт–эссенция их откровений заключалась в якобы отсутствии какой–либо политической составляющей при отстранении НТН–4 и НТН–12 от их частот. Будто бы это — чисто результат спора двух хозяйствующих субъектов. И не более...
По–видимому, чтобы избежать лишних вопросов и сомнений типа «а с чего это они вдруг про политмотивы заговорили?» (или «а с какой стати они о проблемах НТН толкуют?), их представили как бывших руководителей бывшего канала НТН–12. Причем такое представление — чистейшая правда. Что же касается спора двух хозяйствующих субъектов...

«Остановиться, оглянуться...»

Если вы помните, НТН создавалась как единая телекомпания, у истоков которой стоял Яков Лондон. Но скоро самостоятельный де–факто канал НТН–12 пожелал самостоятельности де–юре. И пошли разногласия, разночтения, споры, склоки... В конце концов хорошие парни с НТН–12 вполне интеллигентно решили плохого парня Лондона (у которого тогда оставался 4–й канал) убрать. И довольно–таки физически. У нас теперь как–то так повелось: хорошие «мочат» плохих разными способами в режиме наибольшего благоприятствования. За этакое намерение и за приготовление к покушению двое боссов НТН–12 — Любимов и Власов — получили судимости. А издевательски мягкие наказания объяснялись отчасти показаниями хороших парней с НТН–12 о том, что Лондон вел свой бизнес слишком жестко — с ним невозможно договориться. Состоявшееся же покушение на Лондона, сделавшее его инвалидом, до сих пор не раскрыто. Что же до спора двух хозяйствующих субъектов — он все продолжается.
В споре двух хозяйствующих субъектов политической составляющей вроде никогда и не было. Даже во время процесса над Любимовым и Власовым, когда один милицейский начальник (давно сросшийся с оргпреступностью) прессовал подчиненного, чтобы тот изменил показания в пользу обвиняемых. Тогда же хорошие парни с НТН–12 убеждали редакторов местных СМИ не лезть в этот процесс, не расписывать подробности обвинения. А сами в то же самое время через свой канал и «свое» издание поливали Лондона с женой нечистотами, «сделанными» не без помощи защиты. Да внушали обществу, будто их коллеги ни в чем не виновны, будто их скоро оправдают. В то время порядочный и умный человек и профессионал Александр Моисеев уже ушел из ГТРК, во главе коей поставили Лондона, на равноценую должность главного редактора НТН–12. И он уже не мог не знать или не догадываться о том, насколько в том споре хозсубъектов нет политики. И что там вместо нее. И какие силы играли на стороне хороших парней с НТН–12, какие приемы и методы применялись. Но что–то же его связало с теми хорошими парнями — уж не нелюбовь ли к Лондону?!

«Сейчас все беды из–за политики»

Вскоре после обвинительного приговора Власову с Любимовым нелюбимый Лондон стал побеждать в споре хозсубъектов и через суд забрал 12–й канал, вернув его в изначальное состояние единой компании НТН. А Моисеев пошел работать в мэрию. Комаров же с командой продолжил борьбу за канал. Примерно год назад с их подачи облпрокуратура взялась отбирать лицензию у НТН через арбитражный суд. И тут, конечно же, не было никакой политики — кто общался с данным почтенным органом в режиме ощущений, тот подтвердит (там все всегда настолько по закону, настолько бескорыстно, что просто даже не верится).
А по совершенно случайному стечению обстоятельств обострения те (в плане неполитического спора) совпали с выборами мэра, где действующему градоначальнику Городецкому противостоял все тот же Лондон. И опять хорошие парни, играющие за Городецкого, принялись «поливать» НТН с Лондоном, интеллигентно влезая в личную жизнь последнего и благородно ставя ему же в вину его же инвалидность (мол, выжил...). И тут политикой не пахло, правда?!

Адвокат

Не вдаваясь в вышеприведенные исторические факты и нюансы, пресс–конференция смаковала аспекты неполитического спора двух хозяйствующих субъектов (очевидно, юриспруденция теперь моднее политдрязг), чему способстввало присутствие адвоката Плевина. Но не того, который был «анонсирован» и обозначен на табличке, а другого — младшего. А тот (который на табличке), наверное, занят был до чрезвычайности — его постояный и желанный клиент Андрей Старых оказался под стражей в рамках уголовного дела об организации преступного сообщества, на счету коего и убийство, и вымогательство... И это накануне выборов в горсовет, куда баллотируется г–н Старых! К слову, тот Плевин участвовал и в процессе по обвинению Власова с Любимовым в приготовлении к покушению. На какой стороне — понятно?! Правильно, он же адвокат...
Кузьменко тоже не пришел. Так что Комарову пришлось поговорить за троих. С задачей он справился. Все присутствующие опять поняли, кто хороший, а кто нет. На вопрос о своих перспективах заполучить хотя бы один канал он прямо отвечать не стал. А про перспективы ребят из НТН отозвался конкретнее. Его спросили: а возможно ли объединение команд? Он отшутился. Но уточнил, что кроме пары «патологических» лиц никто из НТН у него аллергии не вызывает. И добавил, что вообще–то сейчас и размышляется о том, как бы перед предстоящим конкурсом на частоты НТН объединить местные силы и средства, чтобы «урвать» хотя бы один канал.

Каналы «имени Москвы»

Его поддержал слегка запоздавший г–н Моисеев, назвавший свое видение ситуации скептицизмом. В том смысле, что, скорее всего, город потеряет оба канала: их захватит Москва. Причем говорил он скорее как действующий работник мэрии, а не как бывший главный редактор НТН–12. Вот и про «удушение» НТН он высказался так, что смешно и глупо подозревать в происках власть. Мол, если бы мэрия имела такие возможности, газет бы не осталось: закрыли бы «Новосибирские новости»... «Комсомолку» — она вчера плохо написала...
Словом, ораторы излучали обаяние, радовали мягкими остротами, но озадачивали противоречиями. С одной стороны — вроде все пропало («клиент уезжает, гипс снимают!»): каналы уходят, город их теряет. С другой стороны, судя по ответам на другие вопросы (о вероятности возвращения Моисеева на НТН–12 или о трудоустройстве ребят с НТН–4, например), — совсем другое настроение. С одной стороны, вроде как потеря каналов НТН городом примирила всех. С другой стороны, с рядом лиц (надо понимать, с Лондоном и Кш) примириться невозможно. А в утешение нам, горемычным, — радостный прогноз: скоро метровые каналы потеряют актуальность, а на пике популярности окажется кабельное и цифровое телевидение.

Как тут все запущено!..

Осмысливая увиденное и услышанное, невозможно удержаться от кучи вопросов, первейший из которых — о сверхзадаче пресс–конференции. Для чего главные персонажи тратили свое драгоценное время, какого результата хотели добиться — чтобы журналисты ушли с чем?! Как ни крути, а наиболее вероятен один вариант ответа: действо организовывалось в интересах власти. Возможно, по ее заданию. Потому что исчезновение НТН — для нашего субъекта федерации все–таки потрясение. А потрясения не нужны ни областному начальству (там такие установки давно), ни городскому (не даром же и сам мэр по настоящей проблеме выступил публично), ни верховному. Ну а вы–то как думаете?

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.