Ни жилетки, ни усов, ни трубки...

Необыкновенно ловко праздник Великой Победы был превращен Владимиром Владимировичем Путиным в свой бенефис. Сто не сто, а пятьдесят три главы государств появились в Москве накануне праздника.

Ну, казалось бы, рассади их на трибунах и пусть глазеют на наш замечательный парад. Нет, потребовалось устроить некое поклонение волхвов и театр одного актера. Владимир Владимирович под проливным дождем ждал, пока по одному к нему подойдут то Виктор Ющенко, то премьер–министр Нидерландов, то президент Монголии, чье имя и фамилию невозможно ни запомнить, ни выговорить. Рядом с Владимиром Путиным стояла Людмила Путина, и вдвоем эта пара напоминала почему–то доктора Джекила и мистера Хайда. По крайней мере, внешняя невозмутимость Владимира резко контрастировала с нервозно помаргивающей Людмилой. Глядя на ее полноватую фигуру в светлом плаще и обесцвеченную стрижку «а–ля пэтэушница», ни к селу ни к городу в голову лезла цитата из фильма «Член правительства»: «Вот стою я перед вами, простая русская баба...». Каждому подошедшему высокому гостю Путин представлял свою жену в одних и тех же выражениях: «My wife». Наверно, чтобы кто–нибудь не заподозрил, что президент пришел на праздник с чужой женой.
Весь этот апофеоз завершился длительным проходом Владимира Путина с супругой по красной ковровой дорожке к месту принятия парада. Под рукоплескание трибун. И меня посетило какое–то скользкое чувство. Мне стало неудобно за президента, что он собирает урожай аплодисментов, адресованный другим заслуженным людям, победителям Великой Отечественной. Собирает человек, который ведет изнурительную, бессмысленную и кровавую чеченскую кампанию уже шестой год. Как–то несправедливо, да? Что чувствовал сам президент, я не знаю. По крайней мере, видно было, что все это ему очень нравится. И что представляется он сам себе неким Ричардом Гиром, который под клацанье фотовспышек идет получать «Оскара».
Вот только, увы, не хватало в нашем Владимире Владимировиче какой–то черточки, что придала бы ему окончательный лоск и забронзовелость. Чего–то такого, чтобы дало ему, как выражался Набоков, «моментальный фокус сходства». Не было у него ни жилетки Владимира Ильича, ни усов и трубки Иосифа Виссарионыча, ни башмака и косоворотки Никиты Сергеича, ни бровей и орденов Леонида Ильича.
Владимир Путин завел проникновенную речь про священный день, поклон ветеранам и борьбу с терроризмом. Как всегда, в особо патетических местах он значительно округлял глаза. Вот тут бы и пригодились усы, которыми можно пошевелить, и трубка, которую можно долго набивать, трамбовать табак большим пальцем руки, а потом значительно раскуривать, давая окружающим время проникнуться, почувствовать, осознать. Но трубки не было, и пришлось обойтись тем, что есть.
В этот момент камера выхватила на трибунах г–на Ширака и еще какую–то элегантную леди — то ли генерал–губернатора Новой Зеландии, то ли чью–то супругу. Г–н Ширак откровенно уронил голову на руки и скучал, не в силах понять сакральный смысл речи российского президента. Похоже, ему просто никто не толмачил. Неопознанная дама вела себя еще наглее. Она смачно жевала чуингам, полагая своим западным умишком, что, попав на шоу, должна и вести себя по стандартам шоу. Ага! Еще бы ведро попкорна притащила! Зафиксировавшись на даме еще на несколько секунд, оператор сам осознал свой промах и увел объектив в сторону.
Было еще много чего интересного.., но вот настроение смотреть парад уже пропало. Наверно, нельзя строить самопиар на славе других людей..., а если можно, то почему г–ну Путину также не аплодируют за Брусиловский прорыв, взятие Рымника и битву при Калке?

Сергей БЕСЕДИН

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.