Последнее слово — ещё не последнее

В Санкт–Петербурге завершается судебный процесс над убийцами депутата Госдумы Галины Старовойтовой, которую расстреляли в подъезде ее дома 91 по ул. Канал Грибоедова осенью 1998 года. На скамье подсудимых — шесть человек, двое из коих свою вину признают, а остальные четверо отрицают.

Собственно, обвинение держится на признательных показаниях двух первых обвиняемых, один из которых — Алексей Воронин — за сотрудничество со следствием получил поблажку: для него обвинение просит всего четыре года лишения свободы в качестве наказания. Тогда как для еще троих подельников — от 12 до 15 лет лишения свободы, а для двоих главарей — организатора и исполнителя — пожизненного заключения. Примечательно, что Юрий Колчин, не признавший вину в организации убийства, в последнем слове просил суд оказать ему снисхождение — вместо пожизненного срока «дать» ему 15 лет, чтобы 50–летний юбилей он мог встретить на свободе.
Ввиду «несознанки» Колчина и Киньшина проблематично утверждать о том, насколько убийство политика Старовойтовой является политическим. Зато приходится не в первый раз констатировать: в политэкономической жизни России все более заметное место занимает самый суровый оголтелый криминал (от повальной коррупции до заказных убийств). А начинается он с потасовок во время заседаний Госдумы, где постоянно участвует один и тот же неистовый лидер ЛДПР. И хотя глядеть на то, как он это делает, довольно мерзко, такую возможность (наблюдать) имеет благодаря телевидению весь цивилизованный мир. В том числе, наша правоохранительная система, упорно не усматривающая здесь состава преступления. Так что каждый может делать выводы об истоках правового нигилизма, беззакония в РФ. А пока гослидеры пустословят о диктатуре закона и правовом государстве, а процесуалы лицемерят о его же (закона) несовершенстве, в роли моралистов выступают такие сомнительные личности, как Ксения Собчак. Ранее нам ее показывали как молодую «светскую львицу», в 20 лет проматывающую на «элитных» тусовках кошмарные суммы, доставшиеся ей не от папы–Собчака (за которым в конце жизни погонялись правоохранители), а от бойфренда. А теперь (по достижении 23–летия), будучи пристроенной на ТВ, она разлагает молодежь безмозгло–похабными программами, в свободное от пошлостей время скандаля на публике по поводу драк в Думе.

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.