Бывает, отравлена речь клеветой, а дело касается друга...

Снова передано в суд беспрецедентное уголовное дело о клевете с оскорблением представителей власти посредством выступлений в СМИ, где обвиняемый — лидер спортклуба «Первомаец» и недавний кандидат в депутаты горсовета Андрей Старых. По этому делу 11 апреля в облсуде уже проходило предварительное слушание, в результате чего оно (дело) вернулось назад, в прокуратуру.

Тогда подсудимый уже находился под стражей по обвинению... в организации убийства г–на Миллера девятилетней давности плюс вымогательстве акций завода ЖБИ–2. Потому в зал заседаний его доставляли под конвоем в наручниках и помещали в клетку. Судья спросила, за что арестован г–н Старых. Тот ответил: «Не знаю». А потом добавил: «По политическим мотивам». Хотя старший советник юстиции Сергей Иродов, предъявлявший названному г–ну названные обвинения, подробнейшим образом разъяснял через «НН» (да и на пресс–конференции для прочих СМИ) их (обвинений) суть. И если Старых чего не понял при выполнении процессуальных действий, он мог прояснить для себя ситуацию (путем прочтения «НН») сам или с помощью адвоката (вполне грамотного, однако).
Столь же откровенные ответы подсудимого звучали и на самые безобидные вопросы суда. Например, об образовании. Не моргнув глазом, Старых ответил: «Высшее». Стали выяснять, какой ВУЗ он окончил, оказалось — еще учится. То есть в лучшем случае его образование можно называть незаконченным высшим... И так — чуть ли не по каждому пункту. Его спрашивают: «Обвинительное заключение получил?» Отвечает: «Нет». Уточняют: «А это чья подпись?» Отвечает: «Расписался, но не получал...»
Так же — и с основанием для возврата дела о клевете назад, после ознакомления с каковым Старых расписываться не стал, а просто взял и ушел из прокуратуры вместе с адвокатом. Тогда следователь вынужден был пригласить двух понятых, чтобы в их присутствии зафиксировать: Старых от подписи отказался. И с таким актом дело направил в суд. Но в суде защита завела речь о нарушении закона: мол, нас с делом не ознакомили надлежаще, а, значит, надо его вернуть в прокуратуру, чтобы устранить... Судья спросила мнения потерпевших, число которых в ходе следствия возросло до семи. Те возразили: мол, это способ затянуть процесс, чтобы затем опять поднять крик о нарушении закона. А позиция обвинения оказалась интересна не просто женской логикой: гособвинитель (из той же прокуратуры) с доводами защиты будто бы не согласилась (в том смысле, что не так все было), но мнение высказала аналогичное: дело надо бы возвратить...
Между тем, никто как бы и не вспомнил о растиражированном накануне выборов в горсовет открытом письме г–на Старых, из которого недвусмысленно следовало, что обвинительное заключение ему вручали, а суть дела он знал настолько хорошо, что брался через газету доказывать (ни больше ни меньше) свою невиновность. Тот текст — прямое свидетельство того, что суду Старых снова лгал. Как лгал он и в тексте самого письма по поводу намерений законников физически устранить его, по поводу иных обстоятельств и того, о чем он лгал раньше. В смысле: клеветал. Когда борцов с организованной преступностью, своими «спецмероприятиями» мешавших ему «нелегально заниматься легальным бизнесом», он «крыл» через те же СМИ и посредством жалоб в разные инстанции со страшной силой страшными словами. И оборотнями их «характеризовал», и выродками, и связи их с киллерами плюс заказчиками покушений на него «высвечивал», и их самих относил к заказчикам и киллерам...
И все до того момента, пока не настала пора отвечать за свои слова. А как настала — заявил (в том же открытом письме), что это не его слова — чужие. Только те журналисты, на которых он попытался переложить ответственность, вдруг заупрямились и стали заявлять на следствии и через массмедиа, что все эти ругательства в адрес силовиков произносил именно Старых. Более того, он обещал решить все проблемы, если они появятся в этой связи. А слова его зафиксированы аудиозаписью...
Теперь дважды судимого за попытку изнасилования и грабеж г–на Старых ждет суд. Вернее, два. Поскольку с делом об убийстве г–на Миллера он сейчас знакомится, а его соратник по клубу г–н Хомяков, обвиняемый в исполнении, уже ознакомился. Потому обработка общественного мнения через сомнительные издания типа «Честного слова» уже началась. Если первую из погашенных судимостей Старых объясняет первым (неудачным) сексуальным опытом, а вторую — случайностью или ментовской подставой, то грядущие представляются политическими. Теперь вокруг него — сплошная «политика». За деревенским парнем, возглавляющим спортклуб, якобы гоняются «оборотни» из структур по борьбе с оргпреступностью, его бывшие друзья якобы готовят на него покушения, за которые проплачиваются кошмарные суммы. И все только потому, что он очень хороший, а они очень плохие.

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.