Версия бойца Колашникова

Особый интерес в обществе вызывает начавшийся судебный процесс над охранником с весьма «огнестрельной» фамилией Калашников по факту его стрельбы в самом центре центра державы по «мерседесу» Анатолия Радченко. Фишка названного процесса в том, что он касается лишь видимой части происшествия, тогда как его мотивы и «смежные» расклады тщательно маскируются.

Видимая часть такова: Вячеслав Калашников у дома 51 по Красному проспекту стрелял из пистолета по людям в «мерине» так, словно желал, чтобы его поймали (среди бела дня, в людном месте). И его поймали тут же. И пистолет нашли. И те, в кого он стрелял, оказались живы. И теперь он показывает, что хотел отомстить г–ну Радченко за неуважительное к себе отношение в былое время, а г–н Радченко отрицает знакомство с Калашниковым. К слову, ранее тут, вроде бы, планировалось разыграть другую версию, как будто Калашников стрелял, чтобы проверить степень защиты стекол авто Радченко ради безопасности пассажиров. Чтобы понервировать следователей она годилась, но озвучивать ее в суде было бы чревато.
Потому теперь Калашников говорит, что хотел то ли попугать Радченко, то ли ранить его (как в итоге и вышло), а тот отвечает, что ничего не знает. И уже понятно: никакого покушения на убийство с признаками заказного тут не будет. Тут получится либо причинение тяжкого вреда здоровью из личной неприязни, либо хулиганство с оружием.
Тогда как «НН» с самого начала предполагали, что происшествие это — продукт войны, развязанной первомайской братвой против основы ОПС Ленинского района в лице труновской группировки. Началось все с передела сфер влияния на барахолке по Гусинобродскому шоссе, где полегли два вице–мэра и один депутат горсовета, сотрудничавшие с левобережными пацанами, не считая народа попроще.
Первомайцы стремились неофициально подмять теневые финансовые потоки на всех барахолках под себя, а труновцы пытались идти к тому же через властные реформы с участием своих людей в мэрии и органах. Их не остановили даже расстрелы вице–мэра Белякова и депутата Карпунина. И весной прошлого года открылся «сезон охоты» на них самих. Из четырех планировавшихся акций состоялись три. От пуль из автомата Калашникова погиб идеолог труновской группировки по прозвищу Студент. В подъезде своего дома принял смерть контачивший со Студентом следующий вице–мэр Валерий Марьясов (к коему незадолго до того тщетно наведывался с предложениями один из «майских» лидеров), а главный финансовый гений группировки по прозвищу Берия получил ранение в голову.
Пока Берия лечился, труновцы (лидеру которых удалось избежать столь же печальной участи) осознали, как вредно и опасно взваливать всю экономику на одного человека. И как бы решили передавать часть его функций другим. А Берия все понял неверно, поскольку его якобы обрабатывали «майцы» через его же приятеля (лидера другой левобережной группировки), переметнувшегося со своими пацанами в обозримом прошлом к ним. Калашников же в последнее время трудился у Берии — представляете, что в связи с обстрелом Радченко могли подумать посвященные?!. Хорошо еще, у труновцев достало ума не развязывать сразу «охоту на ведьм» внутри коллектива — поразбираться слегка... Но разборы, похоже, не спасли группировку от развала. По–видимому, самой древней ОПГ, способной конкурировать с ОПС Первомайки, больше нет. И силовики могут отчитаться за ее разобщение, хотя заслугу в том «майцев» переоценить трудно. А в городе теперь господствует лишь одно сообщество, сотрудничающее с господствующей силовой структурой...

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru






+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.