Новости в Новосибирске
Главная Политика Криминал Спорт
Город на Оби Культура Здоровье МузоНН
Rambler's Top100 г. В Новосибирске




Линия защиты

Наконец–то вступил в долгожданную фазу уголовный процесс по обвинению лидера местного отделения «Спортивной России» и КСЕ (клуба спортивных единоборств) «Первомаец» Андрея Старых с его одноклубником Сергеем Хомяковым в заказном убийстве Геннадия Миллера, руководившего базой «Роспосылторга». Суд присяжных заслушал свидетелей защиты, чьи показания как бы призваны в рамках гениально выстроенной линии защиты сыграть решающую роль для провозглашения невиновности подсудимых.

Показания, якобы создающие алиби подсудимым, давали их же «товарищи по оружию»: Зубков, Юзжалин, Величко, Лисица... Они как один заявили, будто отчетливо помнят весь день, в который 10 лет назад убили г–на Миллера. Не какое–нибудь 5 или 7–е, а именно 6 мая 1996 года, поскольку тот день очень знаменателен — на проводившихся сборах в зале КСЕ Хомяков бросил через себя самого Лисицу! А потом Лисицу бросил через себя и Величко. Вот событие (вы наверняка ощутили его масштаб)!? Лисица считался тогда чемпионом чего–то (то ли мира, то ли...) среди то ли юношей, то ли... А Хомяков его бросил через себя — это же достойно занесения в «анналы со скрижалями»! Тут, правда, есть нюанс: зал КСЕ почти весь 1996 год находился в стадии сурового ремонта с разрухой — там не то что бороться... Но в «линии защиты» кто–то сообразил: Хомяков бросал Лисицу в малом зале (ну очень малом — какие сборы там возможны?!). И это, похоже, прояснило и без того ясные воспоминания. А из совокупности сказанного вроде как вытекает: Хомяков не мог находиться на месте происшествия и стрелять в г–на Миллера, выйдя из его машины. А, значит, обвинение должно лопнуть аки мыльный пузырь.
Причем уже можно не греть головы по поводу алиби для Старых — все равно же не соврешь, что находился с ним каждую секунду его жизни, но не слышал ни разу, чтобы он «заказывал» Миллера. Да и «не слышал» — это не алиби. Но «линия защиты» и здесь нашла вариант (по формуле «лучшая защита — нападение»): мол, это Елешев рассказывал, как и почему он, а не Хомяков, и не по «заказу» Старых застрелил Миллера. Тут бы сразу возразить: мотив убийства предварительное следствие все же нашло не у Елешева, а у Старых, первая жена коего (впоследствии ее тоже «убрали») значилась в учредителях «Торгмашсервиса», которому Миллер мешал отобрать капиталы у НЗКХ. И потом, это же Елешев в качестве свидетеля обвинения показал суду, когда и как Старых поручал Хомякову «ликвидацию» Миллера. Елешев–то свой гражданский долг выполнил раньше, а как быть с тем, кто знал о тягчайшем преступлении и молчал столько времени после его свершения?! Наконец, они расписывались «об ответственности за заведомо ложные показания», но кто–то же из них лжет (если их утверждения прямо противоположны), чем просто обязывает суд оценить сказанное и поставить вопрос о привлечении лгуна к той самой ответственности. А если суд этого не делает, значит, ему все равно, кто о чем говорит — значит, свидетели разговаривают на процессе для соблюдения формы, а смысл их слов не имеет для результата разбирательства никакого значения?..
Впрочем, есть вопросы и по форме. Не проводя параллелей между личностями, а только между ситуациями, представьте... В какой цивилизованной стране на процессе над каким «аль–капоне» вопрос его невиновности зависел бы от «хора» (типа: нет, он не мог, он не делал — это его враги) его же «корешей»?! Конечно, Старых — не «капоне», однако и его почему–то СМИ причисляли к ОПС (оргпреступному сообществу) Первомайского района... Да и облпрокуратура возбуждала дело по ст. 210 УК РФ о создании преступного сообщества, в рамках коего расследовалось и «дело Миллера», и вымогательство акций у директора ЖБИ–2. Правда, сама же облпрокуратура (о вычурной лояльности коей к «майцам» сказано уже «выше крыши») потом и сделала все («убив» время, отпущенное на расследование), чтобы по 210–й дело «сдулось» за отсутствием состава преступления (выходит, никто не виноват, что ОПС создалось?), а по рэкету — за истечением срока давнос-ти. И дошло до суда одно обвинение — чисто в убийстве, пусть заказном, но совершенном уже не мафиозной структурой и не вымогателями, потому как информация о том самом рэкете для присяж-ных — лишняя. Их (присяжных) задача — лишь определить, виновны ли подсудимые в убийстве г–на Миллера и доказана ли их вина.
Потому присяжные никогда не станут искать в базах данных РУБОП ответы на вопрос «не слывут ли Старых, Зубков, Юзжалин лидерами Первомайского ОПС?». Поскольку доступные «пиратские» базы — это незаконно, даже если они полностью соответствуют базам закрытым — настоящим, которые для служебного пользования. Да и вопроса такого не возникнет — достаточно, что они сами считают себя и друг друга людьми уважаемыми. А Старых и вовсе именуется в определенных СМИ перспективным политиком, бизнесменом. И неважно, что суды ему выносили периодически обвинительные приговоры, фактически называя преступником. Главное, на свободе оставляли, давая ему возможность и доле крутить через продажную прессу одну и ту же «плас-тинку» насчет того, как он в КСЕ приобщает детей к спорту и воспитывает, ограждая от тлетворного влияния улицы. Вот и сейчас (когда он за решеткой) те же «шумовые эффекты» для «линии защиты» создаются напорис-то, с блефом насчет статьи Конституции, никакого отношения к теме не имеющей. Задачи и цели понятны: чтобы и без того неестественно притихшие насчет процесса массмедиа про обвиняемых излагали либо хорошо, либо никак... Чтобы такой выборочно–искусственный позитив можно было бы подсунуть кому надо, выдав за общественное мнение... И чтобы кто–либо из присяжных под воздействием суровой правды не впал в «эйфорию» и не натворил чего непредсказуемого (забыв о том, что безопаснее и выгоднее).

Виктор АНТРОПОВ

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru





+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.