Новости в Новосибирске
Главная Политика Криминал Спорт
Город на Оби Культура Здоровье МузоНН
Rambler's Top100 г. В Новосибирске




Валерий Польховский: «На дистанции, как в бане, все равны»

Пожалуй, лишь на Олимпиаде в Турине стало ясно, что за команду «сколотил» главный тренер сборной страны по биатлону новосибирец Валерий ПОЛЬХОВСКИЙ. Даже оставшись по ходу Игр без такой звезды, как Ольга Пылева, россияне сумели показать отличный результат.

— Валерий Николаевич, есть ли у вас ощущение, что задание Родины выполнено?
— Оно есть, но в душе все равно осталась небольшая неудовлетворенность. Можно было сделать немного больше. Нам чуть–
чуть не хватило в женском спринте. Ну и, конечно, разочаровал масс–старт. Похоже, были проблемы со смазкой лыж. Хотя, если взять десять дистанций, то наши «сервисеры» на «четверку» сработали на обеих спринтерских дистанциях и в масс–старте. На всех остальных дистанциях лыжи у нас работали отлично. Вы видели гонку преследования, когда Бейли ничего не смогла сделать с Ахатовой. Вы видели, как в эстафете Богалий–Титовец рвала на части Глагов. Она, естественно, прекрасно бежала сама, но когда лыжи хорошо катят, это огромное подспорье.
— Как вы восприняли то, что произошло на Олимпиаде с Ольгой Пылевой?
— Как нелепую случайность. О том, как все произошло, Оля сама рассказала в интервью. Вы видели ее глаза. Если бы она принимала допинг умышленно, она никогда не смогла бы прийти и все рассказать так прямо и открыто. Это всем понятно. Первым об этом узнал я. Долго думал, с чего начать, кому сообщить. Потом началась «раскрутка». Планировалось, что Оля примет участие во всех видах программы. Особенно мы на нее рассчитывали в эстафете. Кого ставить на первый этап после дисквалификации Пылевой — таких сомнений у нас не было. Но мы не могли за десять дней до старта сказать об этом Анне Богалий–Титовец. Такие вещи нужно говорить вовремя. Мы должны были поставить Аню в такие же условия, как в эстафетной гонке, и поэтому она очень много огневых рубежей отработала в паре с Натальей Гусевой, было много парных дуэльных стрельб. И я считаю, что Ане это очень помогло. Ког-да она в прошлом сезоне выиграла первый в своей жизни этап Кубка мира, я с ней минут за двадцать до начала гонки имел беседу, о которой знают только она и я. Богалий пошла на старт со слезами на глазах, а в итоге выиграла, обойдя Пуаре. Потом я тот вариант проверил еще раз и больше не стал пользоваться этим «оружием», решил приберечь его до Олимпиады. И оно снова сработало. Аня та спортсменка, которая умеет работать через «не могу». Для нее на дистанции нет авторитетов. Это очень хорошая черта. В жизни она другая. Она уважает всех «великих» — людей, которые делают добро ей и биатлону. А на дистанции все равны. Как и в бане.
— Эта Олимпиада для вас четвертая, но в качестве главного тренера — первая. Почувствовали разницу?
— Конечно. Во–первых, это огромная ответственность, а, во–вторых, пришлось проделать колоссальный объем работы. С 5 по 31 января у нас переболела практически вся команда. Не болели только Пылева и Черезов. Это был настоящий лазарет. 25 января в женской команде тренировались лишь Пылева и Гусева. Остальные лежали влежку. Какие тут медали? Мы постоянно проводили планерки с нашими медиками и думали лишь о том, чтобы спортсмены успели восстановиться и прос-то выйти на старт.
— Валерий Николаевич, показалось, что победная женская эстафета в Турине — это вообще была лучшая эстафета в истории российского биатлона...
— Да, это была просто классика. Много было мнений по поводу того, как расставить спортсменок по этапам. И мне нужно было выслушать всех. Один человек сказал: «Ты поговори с Ишмуратовой, чтобы она бежала четвертый этап». Я, естественно, отказался. Мы ее готовили на второй этап, и все передергивать было просто неразумно. На собрании я спросил: «Может быть, есть какие–то другие предложения по поводу состава эстафеты?» С девчонками ведь тоже надо посоветоваться, дать им шанс. Тут Зайцева говорит Ишмуратовой: «Света, давай ты на последний этап! Ты же сейчас сильная! Поборешься с Вильхельм!» Я вышел из комнаты: «Пусть женщины поговорят о своем». Через две–три минуты возвращаюсь: «Ну что, поговорили? А жить будем вот так: первый этап — Богалий–Титовец, второй — Ишмуратова и т.д.»
— Юлия Чепалова в одном из интервью сказала о том, что, возможно, перейдет из лыж в биатлон...
— Летом мы проводили совместный сбор, на котором была наша команда и группа Чепаловой. Она подходила к нам, стреляла, и у нее неплохо получалось. Я сказал ей: «Подумай, Юля, может быть, после Олимпиады стоит попробовать себя в биатлоне?»
— Вам удалось посмотреть какие–то другие соревнования?
— Нет, совершенно не было такой возможности. У девочек тоже не было большого желания, потому что мы жили в среднегорье, высота давала о себе знать, и между стартами мы только–только успевали отлежаться. Два–три дня на восстановление — этого было просто мало. Мы видели, как «валились» гиганты. Без «золота» остались те же Бьорндален, Пуаре, Бэйли. Ничего не смогла выиграть Дизль. Вильхельм завоевала лишь одну золотую медаль, хотя она явный лидер в общем зачете Кубка мира. Просто Олимпиада — это совершенно другой уровень соревнований. Ты должен сейчас, сегодня показать первый, второй или третий результат. Четвертое место уже никому не интересно. Когда мы начинали готовиться в самом начале сезона, мы всех спортсменов ориентировали на то, что России нужны только медали. А какое место вы займете — четвертое или девяносто четвертое — это, по большому счету, все равно.

Александр СКЛЯРЕНКО

Версия для печати
Отправить по e-mail
Обсудить в форуме NNEWS.ru





+

Rambler's Top100 По всем вопросам, связанным с функционированием сервера, пишите администратору
© 2001-2006, «Новости в Новосибирске», Все права защищены.